Кровь

Материал из Телемапедии
Символизм
image =
Магический символизм
Мифологические существа
Животные, птицы и рыбы
Насекомые
Деревья, растения, благовония
Драгоценные камни
Тело человека
Стороны света
Металлы
Цвета
Числа
123456789101112131517212228303132333640444548495055566064707172737893106108120156210220418666671
Прочие символы
Кровь

Кровь (лат. sanguis; др.-греч. αἷμα haima) — жидкость организма, которая при поддержке сердечно-сосудистой системы обеспечивает жизнедеятельность различных тканей организма посредством разнообразных транспортных и соединительных функций.

В магии кровь — средоточие и символ жизни, носитель жизненной силы, обиталище души. Кровь имеет многообразные ритуально-магические функции. Её выпускали в ритуале жертвоприношения, обычно при умерщвлении животного или домашней птицы, но иногда и человека. Кровь, которую выпускали в ритуале, как полагали, обладает магической способностью успокоить божество и духа, побуждая духа появиться, обеспечить хорошие урожаи, удачу и предоставить источник магической силы. Символом крови может выступать вино.

Кровь в мифологии

Представления о том, что, поедая плоть и выпивая кровь другого существа человек впитывал его жизненную силу, засвидетельствованы у первобытных народов в самых разных формах. Они лежат в основе широко распространенной практики пить свежую кровь пораженного врага, известной, например, среди ряда арабских племен домусульманского периода.

В древних мифах кровь часто олицетворяет собой жизненную силу, необходимую для сотворения людей. В ассирийско-вавилонской мифологии из тела и на крови убитого «премудрого бога» Ве-Ила (разум божий) Энки и Нинту замешали глину, смочив ее слюной небесных божеств Игигов, сотворили первых людей — семь мужчин и семь женщин. В аккадских мифах бог Мардук творит человека, смешав кровь убитого им чудовища Кингу с глиной. В древнегреческих мифах Прометей с помощью богини Афины, после битвы с Титанами, создает первого человека из глины и огня, то, согласно орфикам, эта глина была почвой, орошенной кровью титанов.

Эта идея также присутствует в Библии, согласно которой, люди состоят из «плоти и крови». Такое понимание крови как тайны происхождения жизни объясняет особое значение крови и красного цвета как символа жизни и плодородия.

Одиссей в Аиде поит кровью умерших, Йоханнес Страданус

Согласно «Одиссее» Гомера (глава 11), пища теней (т.е. душ умерших), в Аиде состояла из бараньей крови, которую Одиссей наливал в яму, чтобы их привлечь. Мертвые могут сблизиться с живыми только на время и только посредством крови, которая должна быть свежей.

В Древней Греции свежую кровь иногда считали лекарством от эпилепсии. Такое мнение стало следствием наблюдения того, что когда кровь вытекает, душа покидает тело. Бессознательное состояние эпилептиков привело к предположению, что их души ослабли и могут восстановить силы свежей кровью.

Римский ученый Плиний Старший в своей «Естественной истории» писал: «Страдающие падучей болезнью пьют даже кровь гладиаторов непосредственно из ран, точно из живых кубков... Считается самым действительным средством пить кровь еще теплой, еще струящейся из самого человека, впитывая, таким образом, из отверстия раны самое дыхание жизни» (XXVIII,I,2).

Кровь античных богов отличалась от крови обычных людей. Согласно «Илиаде» Гомера, в их жилах струилась ихор (др.-греч. ἰχώρ), «эфирная жидкость» голубого, белого или золотистого цвета (V. 339–342).

Крови богов и героев древние греки приписывали оплодотворяющие функции. Из капель крови оскопленного Урана, пролившихся на мать-Землю, она родила трех эриний — Алекто, Тисифону и Мегеру, мстящих отцеубийцам и клятвопреступникам. Нимфы Мелии («ясеневые») также родились из этой крови. Из крови любовника Афродиты Адониса, убитого диким вепрем, выросли цветы анемоны. Из крови Гиацинта, возлюбленного Аполлона, которого тот случайно убил во время игры, появился одноимённый цветок. Дракон, охранявший в Колхиде Золотое руно, родился из крови чудовища Тифона, убитого Зевсом.

Саламинцы сообщают, что, когда Аякс умер, на их острове появился новый цветок; белый с красноватым оттенком, меньше лилии; подобно гиацинту, на его лепестках были начертаны буквы, которые читались: «Ай! Ай!» («Горе! Горе!»). По общему мнению, новый цветок возник из крови Аякса в тех местах, где она оросила землю, поскольку буквы на нем также обозначают слова Aias A iaddes («Аякс Эакид»). [6]

Согласно одному из греческих мифов Нарцисс, сын речного бога Кефиса и нимфы Лириопы, страдавший от того, что не может соединиться со своим отражением в воде, пронзил свою грудь кинжалом и из его крови, пролившейся на землю, возник белый цветок нарцисса с красным венчиком. [2] Считалось, что из крови младенца Диониса, убитого титанами, выросло гранатовое дерево. [3]

Как пишет британский писатель и мифолог Роберт Грейвс: «Критяне и микенцы использовали сильно разведенную бычью кровь как магическое средство для повышения урожая хлебов и деревьев». [5] На Ближнем Востоке невесты переступали через кровь жертвенной овцы. Переступить через кровь означало обрести плодовитость.

Кровь могла использоваться в ритуалах. Как сообщает в своей «Истории» Геродот, «Военные обычаи скифов следующие. Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь» (IV, 64). Римский историк Тацит писал, например, что «у восточных царей [иберийцев и армян] в обычае всякий раз, как они вступают в союз, выставлять перед собой правые руки и, приложив друг к другу большие пальцы, туго перетягивать их узлом; а когда пальцы нальются кровью, она выпускается из них посредством легких надрезов, и цари друг у друга ее высасывают. Заключенный таким образом договор почитается нерушимым, будучи как бы освященный кровью его участников» (Анналы, XII, 47).

Британский религиовед Джеймс Фрэзер следующим образом описывает мистериальное посвящение богу Аттису, «Во время крещения посвящаемый спускался в яму, которую сверху закрывали деревянной решеткой. Затем украшенного венками быка, на лбу которого сверкала золотая пластинка, загоняли на решетку и закалывали священным копьем. Его дымящаяся кровь потоком хлестала через отверстия решетки и посвящаемый с благочестивым пылом впитывал ее всеми частями своего тела и одежды. Наконец, обрызганный с головы до ног алой кровью, он выбирался из ямы, чтобы принять знаки восхищения и поклонения, с видом человека, возродившегося для вечной жизни, смывшего все свои грехи кровью быка». [13]

Кровь жертвенного животного могла использоваться для очистительного обряда.

Обычно в Греции, чтобы смыть с себя вину за пролитую кровь человека, приносили в жертву свинью, а пока дух убитого жадно пил свиную кровь, убийца омывался в проточной воде, брил голову, стремясь изменить внешний вид, и отправлялся на год в изгнание, чтобы окончательно сбить со следа мстительного духа. [4]

В некоторых мифологических концепциях кровь выступает в качестве символа нечистоты и зловредности. Например, грешники в таких преданиях, справедливо наказанные за свои земные преступления, навечно погружаются в реки оскверняющей их крови. Если люди, пролили чью-то кровь на земле (кого-то убили), то они обречены, пребывать в этой крови вечно.

В классическую эпоху в Древней Греции в жертвенных возлияниях вместо крови стало использоваться вино.

Кровь, приносимая в жертву богам, была не обязательно связана с убийством. Во многих жертвоприношениях античным богам (Артемиде, Кибеле и др.) кровь добывалась путем бичевания (самобичевания) или оскопления. В древней Спарте царь Ликург запретил человеческие жертвоприношения Артемиде, повелев вместо этого сечь юношей на алтаре до тех пор, пока от алтаря не пойдет запах крови (Павсаний, Описание Эллады, III.16.6—7).

Кровь могла быть не только источником жизни, но и смерти. Так, в древности бычья кровь считалась очень ядовитой из-за приписываемых ей магических свойств. О многих знаменитых людях античности рассказывается, что, они выпили ее, чтобы свести счеты с жизнью: царь Мидас, Эсон, отец Ясона, Фемистокл, Ганнибал и другие. Только жрицы матери-Земли могли пить ее, не причиняя себе вреда. После убийства героем Персеем Медузы Горгоны, несколько капель её крови упали на песок пустыни, и из них возник клубок ядовитых змей.

Греческий бог врачевания Асклепий мог «не только лечить больных, но с помощью двух фиалов крови Медузы Горгоны, подаренных ему Афиной, оживлять людей, дав им кровь, взятую из левой части тела горгоны, или мог мгновенно умертвить их, дав им кровь, взятую из правой части тела горгоны. Другие говорят, что Афина и Асклепий поделили кровь горгоны между собой: Асклепий использовал эту кровь для спасения жизни, а Афина — для уничтожения жизни и разжигания войны». [1]

Античная, а также средневековая арабская и европейская медицина, считали кровь одной из четырех основных жидкостей, известных как гуморы, вместе с желтой и черной желчью и флегмой. Кровь считалась самой сбалансированной телесной жидкостью, одновременно горячей и влажной, и отвечала за сангвинический темперамент, который считался наиболее уравновешенным. Средневековый французский хронист, энциклопедист, богослов Винцент из Бове (1190 — 1264) цитирует более раннего христианского энциклопедиста Исидора Севильского, чтобы доказать сладость крови и ее превосходство над остальными телесными гуморами: «На латинском языке кровь (sanguis) называется так, потому что она сладка (suavis)... те, в ком она преобладает, являются любезными и обворожительными».

Символизм крови в Библии

Согласно Библии, понятие крови синонимично понятию «жизнь»: «Кровь есть душа» (жизнь) (Втор 12:23); «душа тела в крови» (Лев 17:11). Термин «кровь» используется также для описания пролития крови, например, убийства. В Пс. 9:13 говорится о «взыскании за кровь». В Быт. 37:26 упоминаются братья, скрывшие кровь Иосифа, то есть его убийство. В момент распятия Христа Пилат говорит: «Невиновен я в крови Праведника Сего» (Мф. 27:24-25). Иногда кровь символизирует красный цвет: «Солнце превратится во тьму, и Луна в кровь» (Деян. 2:20). «Кровь виноградных ягод» — это вино (Вт. 32:14).

Так как кровь связана с жизнью, она имеет большое значение в жертвоприношениях. Кровь принадлежала Богу как единственному подателю жизни, поэтому любое умерщвление животного воспринималось как ритуальное. Согрешивший перед Богом должен был расплачиваться своей жизнью, которая замещается при жертвоприношениях кровью приносимых в жертву животных. В день искупления (Лев. 16) жертвенник окропляли кровью тельца и козла, что «очищало» народ от грехов. Суд и искупление производились в результате переноса греха народа на жертвенное животное. Перенос также производился на козла отпущения, в ходе той же церемонии (Лев. 16:20-22). В Библии жертвоприношения животных символизируют жертвоприношения людей. Грешник, принесший священнику жертвенное животное, должен был во время заклания держать свою руку на её голове, тем самым как бы говоря, что умереть должен был бы он, но вместо него умирает животное (Лев 1:4).

Как символ жизни кровь использовалась в обрядах, предназначенных для защиты жизни от сил смерти: помазание косяков дверей кровью пасхального агнца во время исхода из Египта (Исх 12); поставление новых священников (Исх 29, 9-21; Лев 8, 24); очищение алтаря (Иез 43, 20), жертвенника для воскурений (Исх 30, 10), святилища и храма (Лев 16, 15-16; Иез 45, 18-20); очищение прокаженных (Лев 14).

При скреплении завета (Исх. 24) Моисей вылил половину жертвенной крови 12 быков на жертвенник; прочтя народу завет и получив от него подтверждение, он окропил их оставшейся кровью. Эта кровь называлась «кровью завета» (Зах 9, 11), т.к. Израиль посредством нее обретал кровное родство с Богом.

Библия запрещает употреблять в пищу кровь животных: «Только строго наблюдай, чтобы не есть крови, потому что кровь есть душа» (Вт. 12:23). В поэтическом языке понятие кровь также использовалось метафорически, напр. «вино, кровь виноградных ягод» (Втор 32, 14).

Символизм крови в христианстве

Францисканская аллегория Крови Христа. Кафедральный музей Малаги

В соответствии с учением средневековой теологии, кровь Иисуса имеет особую природу, отличную от обычной человеческой крови. Хотя Иисус стал человеком, его кровь не может быть идентичной крови обычных людей. Это кровь, которая была пролита во имя искупления и спасения, чтобы возместить грехи всего человечества. В христианской традиции кровь Иисуса является символом оживляющего и спасающего духа Божия. В таинстве Евхаристии на литургии община верных приобщается к крови Христа, т.е. к его искупительной жертве (Кровь Христова). В крови и воде, истекших из пронзенного копьем сердца Иисуса (Ин 19, 34), христиане с древности усматривали образы двух важнейших таинств Церкви — крещения и евхаристии, в которых продолжается действие дарованного Христом искупления. Согласно христианскому учению католической и православной церкви, в евхаристии хлеб и вино пресуществляются (трансформируются) в истинные тело и кровь Христа; согласно вере Церкви, в каждой капле евхаристической крови Христа, равно как и в каждой частице евхаристического Тела Христа, пребывает всецелый воскресший Христос.

В XII-XIII веках произошло значительное изменение в христианской литургии, связанное с поклонением крови Христа. Ранее обычные прихожане причащались хлебом и вином, однако теперь им было разрешено принимать только хлеб. Вино, которое после пресуществления становится кровью Христа, предназначено только для священнослужителей и духовных лиц, присутствующих в храме. Прихожане имели право принимать вино только в особых случаях, например, во время некоторых праздников или торжественных церемоний.

Кровь животных

Кровь животных используется в народных заговорах и заклинаниях. Кровь черной кошки считалась целебной при воспалении легких. Черная курица, если забить ее до смерти белым тростником, давала кровь, которая могла использоваться в симпатической магии: пачкая этой кровью жертву или ее одежду, пытались на эту жертву наложить проклятие, таким образом, обречь на смерть, испытывая такую же агонию, как и несчастная курица.

Человеческая кровь

Согласно древним воззрениям поглощенная человеческая кровь передает победителю способности и силы жертвы. Обладание несколькими каплями чьей-либо крови или наделяет ведьму, или мага магической властью над этим человеком, или позволяет ей или ему влиять на него посредством симпатической магии. Такой человек может быть околдован или проклят.

Кровь казненных преступников считалась могущественным защитником от болезней и неудач благодаря энергии негодования и ярости, испускаемой заключенными в момент казни. Присутствующие на публичной казни — такой, например, как отсечение головы, — стремились омочить в крови жертвы носовые платки или куски ткани для дальнейшего использования ее в магических ритуалах.

Человеческая кровь использовалась также для того, чтобы скрепить договоры присяги и братства. Как рассказывает Геродот:

Союзный клятвенный договор заключают скифы следующим образом. В большую глиняную чашу наливают вино и смешивают его с кровью заключающих договор, уколов им тело шилом или слегка надрезав ножом, а в ту чашу погружают меч, стрелы, бердыш и дротик, после чего произносят многие заклятия; и за сим ту чашу выпивают как заключающие договор, так и достойнейшие из их сопроводителей (IV:70).

Существовало поверье, что человеческая кровь укрепляет фундаменты зданий, и иногда ритуальные жертвы замуровывали в храмах, фортах и других строениях.

Менструальная кровь

Менструальная кровь, которая связана с фазами Луны, является особенно (магически) мощной. Кровь Богини, также называемая вином, молоком, медом или мудрой кровью, является универсальной в мифологии; ее пьют как магическое средство для постижения мудрости, достижения изобилия, возрождения, бессмертия и излечения.

Кровь Исиды, являющаяся символом амброзии (пища богов), даровала фараонам божественность. В раннем даосизме считалось, что красный инь-сок, как назвали менструальную кровь, способствовал продлению жизни или бессмертию.

Очень долго мужчины боялись менструальной крови; существовали запреты на общение, касание или половые связи с менструирующими женщинами, поскольку их кровь может принести вред. Древние римляне полагали, что от прикосновения менструирующей женщины ножи могут затупиться, фрукты испортиться, вино скиснуть, железо покрыться ржавчиной, а зеркала помутнеть.

Римский ученый Плиний Старший пишет в «Естественной истории»: Трудно найти что-либо столь же вредоносное, как менструальная кровь. Самое сладкое вино превращается в уксус, когда к нему подходит женщина, у которой месячные. Если она коснется всходов, урожая не будет; если она будет прививать черенок, он не примется; если сядет под деревом и обопрется спиной о ствол, с дерева опадут все плоды. От ее взгляда тускнеют отполированные зеркала, темнеет блеск стали и сияние слоновой кости. При ее приближении пчелы умирают в улье, на бронзу и железо нападает ржавчина, от нее исходит зловоние. Собаки, лизнувшие эту нечистую кровь, становятся бешеными, с их укусом в тело попадает яд, от которого нет исцеления. <...> Это кровотечение настолько зловредно, что возобновляется каждые тридцать дней, а каждые три месяца бывает особенно обильным. (Historia naturalis. VII, XII, 2-6).

В Ветхом Завете (Лев. 18:19) сказано: «Не приближайся к женщине, пока она нечиста в нечистоте своей и еще целую неделю, пока она не очистится».

Христиане верили, что менструальная кровь порождает демонов и загрязняет алтари. Христианские богословы считали, что женские месячные являются продолжением наказания, которому Господь некогда подверг Еву, за то, что она по наущению Дьявола сорвала запретный плод и увлекла за собой в падении Адама. До конца XVII в. женщинам, у которых проходила менструация, запрещали принимать причастие, а в некоторых случаях даже вообще входить в церковь.

В народной магии менструальная кровь считается одним из важнейших ингредиентов любовных напитков; она используется и для заговоров. Несколько капель менструальной крови добавляют в еду человека, чтобы обеспечить его вечную любовь. Менструальная кровь используется также в заклинаниях, направленных на то, чтобы вызвать развитие импотенции.

Во многих современных магических церемониях менструирующим женщинам запрещено участвовать, поскольку предполагается, что их кровотечение мешает подъему психической силы и снижает эффективность заклинаний.

Кровь в посвятительных ритуалах

В посвятительных ритуалах некоторых эзотерических сообществ происходит символическое пролитие крови или имитация этого действиях для установления братских отношений между мужчинами, не состоящими в кровном родстве по рождению. Так символическое пролитие

Например, А.П. Степанов, посвященный в масоны 1815 году, вспоминал следующее: «Я преклонил колено. Великий Мастер взял циркуль, наставил на обнаженную грудь и ударил молотком три раза. Я увидел, что из-под груди моей отнесли чащу, орошенную кровью» [9]

Лука Симанский, принятый в ложу в 1817 году оставил аналогичные воспоминания: «Направив циркуль на грудь посвящаемого, Великий Мастер трижды ударяет белым молотком по циркулю, громко произнося предписываемую ритуалом формулу посвящения в ученики; в подставленную чашу, наполненную красной влагой – как символ крови ранее принятых братьев – из уязвленной груди капает капелька крови» [10].

В одном из масонских песнопений XVIII века есть слова, связанные с ритуальным пролитием крови:

Блаженство высшее вкушаем.
Для верности свою мы кровь
Со кровью Братиев мешаем,
Храним честь, Братство и любовь [10].

Историк русского масонства Т.О. Соколовская пишет, что ритуальное пролитие крови было в XIX веке неотъемлемым элементом церемониала посвящения нового брата в масонскую ложу: «Великий Мастер приставляет к левой груди новопринимаемого циркуль и тремя ударами молотка по этому циркулю принимает его в братство» [12]. По мнению Соколовской, пролитие крови было как вполне реальным, так и символическим: «Часто, желая произвести впечатление, удары наносились столь сильно, что вытекала кровь в подставленную хрустальную чашу, наполовину наполненную красной влагой, представлявшей кровь ранее принятых братьев. Иногда же это искусно симулировалось: на грудь капали какую-нибудь красную жидкость, а принимаемый, находясь в приподнятом настроении, не замечал этой симуляции, о которой, однако, записано в некоторых ритуалах» [12].

Кровь в магии

Сведения о кровавых жертвоприношениях содержатся в большинстве гримуаров, которые заимствовали их из древних еврейских ритуалов, призванных принесением в жертву животных расположить к себе Бога. Предполагалось, что демоны и души умерших также питаются воскурениями и кровью. В Книге IV «Оккультной философии», приписываемой Корнелию Агриппе, говорится: «…Души мёртвых нельзя воскресить без крови и трупа: их тени легко привлечь окуриваниями, предложением яиц, молока, мёда, масла, вина, воды, муки; всё это создаёт благоприятную среду для того, чтобы высшие души вновь завладели своими телами…».

Согласно французскому демонологу Жану Бодену договор с Сатаной подписывался колдунами своей кровью: Сатана хочет вырвать из сердец человеческих всякий страх перед совершением преступления. И этому служат выраженные соглашения, иногда они заключаются на словах, иногда - в письменной форме. Так, Сатана, чтобы быть уверенным в этих людях, заставляет их заверять свои обязательства в письменном виде и подписывать их, если те, разумеется, умеют писать, ещё до того, как те осознают, что от них требуется. Иногда он заставляет их подписываться собственной кровью, как то делали древние для заверения клятв и дружбы. [7]

Также, по мнению этого автора, «ведьмы поедают человеческую плоть, особенно плоть маленьких детей, и, разумеется, пьют кровь». [8]

Английский писатель, священник и исследователь оккультизма Монтегю Саммерс в своей «Истории колдовства» пишет:

C древних времен доходят до нас свидетельства, что у многих народов было принято использовать человеческую кровь для заключения нерушимых договоров. Рохольц сообщает, что в привычке новичков немецких университетов (Burchen) «расписываться друг у друга в альбомах своей кровью.
Говорят, что до сих пор существует пергамент, на котором расписался своей собственной кровью Максимилиан, великий человек, баварский электор, посвятивший себя, таким образом, служению Богородице. Кровь была самой священной и ненарушимой субстанцией, скреплявшей соглашения, как видно из обряда кровного братства, когда таким образом заключались альянсы и клялись во взаимной дружбе.
Геродот рассказывает, что скифы имели обыкновение заключать договоры, сцеживая вино в глиняный сосуд, в который перед этим представители сторон, предварительно порезав пальцы, пускали свою кровь и взаимно ее смешивали. После чего они и наиболее знатные из их окружения отпивали из этого сосуда. Контракт с Сатаной, как говорят, всегда подписывался кровью самого отступника. «Подпись практически неизменно ставилась кровью самого автора… Так, в Аугсбурге Иосиф Эгмунд Шульц объявил, что 15 мая 1671 года около полуночи, где-то между 11 и 12 часами вечера, он бросил на землю в месте, где сходятся три дороги, иллюстрированный пергамент, написанный его собственной кровью и завернутый в красивый платок, и так заключил контракт с дьяволом… Видман также рассказывает, как несчастный безумец Фауст надрезал большой палец и каплями крови посвятил себя письменно служению телом и душой дьяволу, полностью отвергая в себе принадлежащее Господу».

Кровь использовалась и с духами-помощниками ведьм:

Особое значение крови в жизни человека было известно, надо думать, в самые отдаленные от нас времена. Люди испытывали слабость после потери крови и, соответственно, считали ее за силу, саму жизнь. Во все эпохи кровь почиталась важным элементом при проведении терапии и имела особую магическую ценность. Несколько капель крови, которые ведьма давала своему фамилиару, были не только наградой, возобновляющей силы, но и элементом, устанавливающим более близкие отношения между ней и собакой, кошкой и птицей. Кровь представляла на уровне психики скрепляющее звено.

Кровь в Телеме

В магии Телемы нет кровавых жертв. Однако сам Алистер Кроули несколько раз приносил в жертву животных в своих магических ритуалах. В 1909 г., работая с помощником Виктором Нойбургом, Кроули вызвал демона Хоронзона посредством ритуала эвокация в Магический треугольник, при создании которого трем голубям перерезали горло. Позже, в Телемском аббатстве в Чефалу Кроули принес в жертву кошку.

В Книге 777 А. Кроули соотносит кровь и органы кровеносной системы с 31-м путём каббалистического Древа Жизни, которому соответствует еврейская буква Шин и Старший Аркан Эон (Ату XX). А кровеносную систему в целом он сопоставляет с 30-м путём, которому в свою очередь соответствует буква Реш и Аркан Солнце. К обоим путям относятся все солярные божества, к примеру Гор, Тум-эш-Нейт, Аид, Гелиос, Аполлон. Так же кровь ассоциируется со стихией Огонь и саламандрами.

Библиография

  • Штрак Г.Л. Кровь в верованиях и суевериях человечества. Народная медицина и вопрос о крови в ритуалах евреев. СПб. Тип. Брокгауз-Ефрон. 1911.
  • Савчук В. В. Кровь и культура. СПб. Изд-во С.-Петербургского университета 1995.
  • Дананн, Александр де, Память крови. – Москва-Воронеж: TERRA FOLIATA, 2012.
  • Ивик О. Кровь и символы. История человеческих жертвоприношений М.: Альпина Паблишер. 2023.

Примечания

1. Грейвс Р. Мифы Древней Греции / Пер. с англ. К. Лукьяненко. — Екатеринбург: У-Фактория, 2005. — С. 248.
2. Там же, с. 402.
3. Там же, с. 128. По словам Грейвса: «Гранатовое дерево, выросшее из крови Диониса, было также деревом Таммуза — Адониса — Риммона; спелые плоды этого дерева лопаются, напоминая открытую рану и обнажая спрятанные внутри семена». Там же, с. 135.
4. Там же, с. 578-579.
5. Там же, с. 805.
6. Там же, с. 887.
7. Боден Ж. О демономании колдунов. Пер., вступ. ст. и прим. И. Сахарчук СПб. CHAOSSS/PRESS 2021. С. 188.
8. Там же, с. 334.
9. Степанов А.П. Принятие в масоны в 1815 году // Русская старина. – 1870. – Том I. – С-Пб.: Печатня В.Н. Головина, 1870. С. 224-225.
10. Соколовская Т.О. В масонских ложах (1817-1822 гг.) // Тайные архивы русских масонов. – М.: Вече, 2007. – С. 278.
11. Магазин Свободно-Каменщический, содержащий в себе речи, говоренные в собраниях, песни, письма, разговоры и другие разные краткие писания, стихами и прозою. Т. 1. Ч. 2. – М.: Типография И. Лопухина, 1784. С. 124.
12. Соколовская Т.О. Обрядность прежнего русского масонства // Русская старина. Ежемесячное историческое издание. – 1907. – Октябрь, ноябрь, декабрь. – Том 132. – С-Пб.: Типография «Надежда», 1907. С. 358.
13. Фрэзер Дж. Золотая ветвь. М., 1980. C. 331.