Аист

Материал из Телемапедии
Символизм
image =
Магический символизм
Мифологические существа
Животные, птицы и рыбы
Насекомые
Деревья, растения, благовония
Драгоценные камни
Тело человека
Стороны света
Металлы
Цвета
Числа
123456789101112131517212228303132333640444548495055566064707172737893106108120156210220418666671
Прочие символы
Аист, «Абердинский бестиарий», XII в. Британская библиотека, Лондон

Аист (лат. Cicaniae) — род птиц семейства аистовых. У аистов отсутствует голосовой аппарат, единственные звуки, которые они могут производить — это щелканье клювом. Аисты путешествуют большими стаями, закрывая почти все небо. Преданный уход аиста за птенцами вошел в поговорку, как и привычка каждый год гнездиться на том же месте. Шесть из семи ныне живущих видов обитают в Старом Свете, но аист магуари обитает в Южной Америке. Из всех аистов наиболее известен белый аист (Ciconia alba), прилетающий весной в Европу. С ним связано множество легенд и поверий. Аист символизирует плодородие, заботу о ближних, предвещает благую судьбу и рождение детей.

В народных преданиях и мифах черно-белая окраска аиста связывается с его двойственной природой. Так, в польской народной сказке рассказывается, как Бог сделал оперение аиста белым, а дьявол дал ему черные крылья, наполнив его как добрыми, так и злыми склонностями.

Наряду с орлом и ибисом, аист уничтожает зловещих рептилий и является потому солнечной птицей. Но, как существо, связанное с водой и рыбой, он ассоциируется с водами творения.

Образ аиста в древней мифологии

В Древнем Египте аист мог ассоциироваться с птицей Бену, с ба, «душой», иероглифом которой он был. В этом смысле аист имеет определенной сходство с образом мифического Феникса.

Греческая и римская мифология изображают аистов как образцы родительской преданности. Считалось, что аисты кормят своих родителей, когда те уже не способны позаботиться о себе сами. Древние римляне называли аиста «благочестивой птицей» (avis ріа). Римский писатель III-го века Элиан в своей книге «История животных» пишет:

«Египтяне на самом деле поклоняются аистам, потому что они оказывают уважением своим старым родителям; и по этой же причине египтяне оказывают почтение пеганкам и удодам, потому что первые любят своих отпрысков, а последние выказывают почтение к родителям» (X:16).

Также, ссылаясь на авторитет Александра Миндийского, он сообщает, что состарившиеся аисты улетали на океанические острова, где они превращались в людей в награду за их благочестие по отношению к своим родителям (III:23). Аист фигурирует как минимум в трех баснях Эзопа: «Лисица и аист», «Аист и крестьянин» и «Лягушки, которые хотели царя». В басне Эзопа «Аист и крестьянин» аист утверждает, что его надо освободить, поскольку он заботится о своих престарелых родителях (Ср. Плиний, Ест. Ист., X. 63).

Греческий закон под названием «пеларгония» (от древнегреческого слова «пеларгос» — аист) требовал от граждан заботиться о своих престарелых родителях. Аналогичный закон Lex Ciconaria, или «Закон аиста», предписывающий заботиться о престарелых родителях, существовал в Древнем Риме.

Греки также считали, что убийство аиста может быть наказано смертью. Как сообщает греческий историк Плутарх: «фессалийцы почитают аистов, потому что, когда земля порождает множество змей, аисты являются и уничтожают их всех. Поэтому они приняли закон о том, что каждый, убивший аиста, отправляется в изгнание» (Об Исиде и Осирисе, 74). Об этом же пишет и римский ученый Плиний Старший в своей «Естественной истории»:

За то, что они уничтожают змей, почитаются в такой степени, что в Фессалии убийство аиста стало уголовным преступлением, подлежащим по закону такому же наказанию, как за человекоубийство (XXXI.62).

Аист был священной птицей древнегреческой богини Геры (в римской мифологии Юноны) — покровительницы кормящих матерей. В своей поэме «Метаморфозы» римский поэт Овидий рассказывает о дочери троянского царя Лаомедонта — Антигоне, которая гордилась своими прекрасными волосами, сравнивая их с волосами Геры. Сперва богиня в гневе превратила эти волосы в змей. Однако боги (или сама Гера) сжалились над Антигоной и, когда она купалась, превратили её в аиста, который поэтому ненавидит змей. В знак победы Гера (Юнона) выткала ее изображение в образе аиста:

Выткала также она Антигону, дерзнувшую спорить
С вышней Юноной самой,— Антигону царица Юнона
Сделала птицей; не впрок для нее Илион оказался
С Лаомедонтом отцом, и пришлось в оперении белом
Аисту — ей — восхищаться собой и постукивать клювом (Метаморфозы VI, 93-97).

Римский поэт Вергилий писал в «Георгиках», что прилёт «белой птицы, ненавистной змеям» весной напоминает крестьянам, что пришло время сажать виноградную лозу (Георгики II, 320).

У греков тот, кто первым сообщит о прибытии аистов, получал плату, как глашатай. Еще в прошлом веке в Германии стражи на башнях трубили, завидев посланцев весны, в честь которых в тавернах тогда подавали напитки. Одна из эпиграмм Иоахима Олеария начинается такими словами: возвращается радостное лето, возвращается и прекрасный аист, когда жестокая зима уходит на убыль[1].

Образ аиста в иудейско-христианской традиции

Евреи называли аиста словом хасида (חסידה), которое происходит от «חסד» (хесед), что значит «доброта, милосердие». Это имя («хасида») в Талмуде толкуется следующим образом: «Потому что творит «хасидут» (благочестие) по отношению к своему обществу» (Хулин 63-а). Однако в иудейской традиции аист считался нечистой птицей, потому что питается водными организмами, отбросами, маленькими зверьками, птицами и рептилиями (Лев. 11:19; Вт. 14:18). Иеремия упоминает об инстинктивном знании аиста о времени перелета («И аист под небом знает свои определенные времена», Иер. 8:7). Впечатляющие крылья аиста фигурируют в одном из видений Захарии (Зах. 5:9). В христианской иконографии аисты олицетворяют чистоту, благочестие и воскрешение. Писатель-энциклопедист раннего Средневековья Исидор Севильский пишет в своей «Этимологии»:

Аисты (ciconiae) названы именем вроде «cicaniae», по издаваемому ими звуку, который, как известно, они производят скорее ртом, нежели голосом: щелкая клювом. Аисты, провозвестники весны, живут стаей, враждебны змеям, перелетают моря, собравшись вместе, и вереницей следуют в Азию. Вороны служат им вожаками, и аисты следуют за ними, словно войско. Замечательна нежность аистов к детенышам: ведь они согревают неоперившихся птенцов, вырывая свой собственный пух. Сколько времени аисты выкармливают своих птенцов, столько и птенцы, в свою очередь, кормят состарившихся родителей (XII.16-17).

В ренессансной и позднейшей литературе, живописи и эмблематике аист символизирует доброту, благочестие и почтительность к родителям.

Фома де Кантемире (Thomas de Cantimpre) возвестил о качествах аиста, сказав, что он есть друг человека, отвращающий змею, объявляющий ей войну, поедающий ее, отвергая то, что в ней вредного и ядовитого. И Дюран де Манд в ХIII-м веке без достаточного объяснения сравнивает Христа с аистом. По его словам, "Beatus Vir" («Блажен Муж») литургии это Христос, являющийся, подобно аисту, главой и членами (4). Именно в ту эпоху христианская символика и геральдическая наука ввели аиста в свой обиход, сделав его, согласно Древним, эмблемой сыновнего почтения и Милосердия; последняя добродетель предстает другим цветком, корень которого находится в сердце: это доброта!. В порядке религиозной мысли аист выражает с той поры доброту Спасителя. <...> Как и большая часть самых великолепных эмблем Иисуса Христа, аист иногда служит также образом Сатаны. На примере других голенастых это происходит, когда аист несет в своем клюве безобидную рыбу; тогда он представляет собой демона, овладевшего христианской душой; по крайней мере, лишь исключительно он персонифицирует болотистую страну, которую, полагаем, он отображает на греческих монетах из Сельмонте, где являлся иероглифом топей Эвримедузы[2].

С аистом связывали добродетель молчания. Испанский автор XVI века Эрнандо де Сото пишет в своей книге «Морализованные эмблемы» («Emblemas moralizadas»):

Я удивительная птица, ибо я рождена безголосой и содержу моего старого отца в его гнезде, даруя ему покой. Я милосердный аист, славный своим милосердием; но еще более знаменитым меня делает то, чему молчание учит посредством меня[3].

В «Иконологии» Чезаре Рипы, аист, уничтожающий змей, означает презрение и разрушение земных удовольствий и дурных склонностей.

Образ аиста в исламе

В исламе почитали аистов, потому что они, как считалось, перелетали над священными для мусульман местами — Меккой и Мединой. По легенде, в белых аистов превращаются души мусульман, которые за свою жизнь ни разу не совершили предписанного Кораном паломничества к гробу пророка Мухаммеда. И теперь они делают это ежегодно уже после смерти в образе птицы. Мусульмане верили, что аист вьет гнездо только на мечетях и на домах правоверных, избегая домов христиан. В исламе аиста (по-арабски леклек или лаклак по звукоподражанию) нельзя было употреблять в пищу, как и многих других хищных птиц, точно так же, как и в иудаизме, в соответствии с запретом, содержащимся в Библии.

Образ аиста в народном фольклоре

Славянские легенды так описывают происхождение аиста: некоему (иногда — первому) человеку Бог дает мешок (горшок, сундук) с гадами, чтобы тот бросил его в море (реку, озеро), иногда в огонь или на высокой горе, строго запретив развязывать его и заглядывать туда. Человек из любопытства нарушает запрет, и вся нечисть расползается по земле. В наказание Бог превращает его в аиста, чтобы он собирал и уничтожал гадов, очищая от них землю, свет.

В легендах и весенних обрядах аист — охранитель и очиститель земли от гадов и прочей нечисти; его перо изгоняет блох из дома, он истребляет жаб, в которых обращаются ведьмы, а гнездо аиста охраняет дом от злых духов вообще. Как истребитель змей аист является противником дьявола и символом Христа[4].

Аисты мало боятся людей, если их не беспокоить, и часто гнездятся на зданиях в Европе. В ряде стран Европы считалось, что наличие гнезда аиста на крыше дома может приносить счастье, удачу и здоровье его хозяину и охраняет дом от пожара и грозы. В 1007 году молния ударила в строящийся Страсбурге Мюнстерский собор, и рабочие приостановили строительство, пока пара аистов не свила гнездо на строительных лесах. Согласно немецкой примете: «У кого на крыше или на дымовой трубе совьет гнездо аист, тот будет долго жить и разбогатеет». В некоторых городах Германии, как например во Франкфурте на Майне, в Средние века сторож на городской башне должен был извещать трубным звуком о прилёте первого аиста, что знаменовало пришествие весны, и получал за это особое вознаграждение из городских общественных сумм.

Аисту приписывалась супружеская верность:

Аисты-самцы очень строго охраняют свою супружескую честь: если аисту самке подменить яйцо в гнезде и подложить яйцо какой-нибудь другой птицы, то она иногда, не заметив подмену, продолжает высиживание; но когда птенцы вылупятся и аист самец увидит в гнезде незнакомого детенка, то он приходит в неописанное волнение, улетает к своим сородичам, которые, собравшись огромною стаею на лужайке, долго и громко обсуждают неслыханное, возмутительное явление, порочащее все аистовое племя; за тем всею же стаею поднимаются, долго, с громким и злобным криком, кружатся над безвинно провинившеюся самкою, после чего, под предводительством оскорбленного самца, на нее с высоты набрасываются и заклевывают до смерти[5].

У славянских наров считалось, что у черта ноги такие же как у аиста.

«Аист», картина Карла Шпицвега (1808–1885)

В европейской мифологии говорится, что весной и летом аисты приносят нерожденные души на Землю. В сказках аисты приносят молодым родителям младенцев.

Представление о том, что аист приносит детей, наиболее распространено у западных славян (Польша, Лужица, Чехия), встречается также на западе восточнославянского ареала и реже у южных славян. Аист вытаскивает детей из болота, приносит их в корзине, в лохани, корыте, бросает в дом через печную трубу. По кашубскому поверью, аист бросает в печную трубу лягушек, которые, пройдя через дымоход, приобретают человеческий облик, причем из лягушек, найденных аистом на лугу или в поле, происходят крестьяне, а из найденных у моря — рыбаки[6].

Немецкий фольклор сообщает, что аисты находили младенцев в пещерах или болотах и ​​приносили их в дом в корзине, неся на спине или держа в клюве. Новорожденных отдавали непосредственно матери или бросали в дымоход. Пары, желающие иметь ребенка, могли обозначить это, положив на подоконник сладости для аиста. Из Европы фольклор распространился по всему миру вплоть до Филиппин и Южной Америки. Легенда о том, что аисты приносят детей имеет древнее происхождение, она была популяризирована в XIX веке рассказом Ганса Христиана Андерсена «Аисты».

По мнению исследователей, миф о том, что аисты приносят детей возник из-за того, что с древности эта птица ассоциировалась с материнскими божествами, такими как Юнона и даже со Святым Духом; также аист, возможно, был выбран из-за своего белого оперения (олицетворяющего чистоту), размера (поскольку он кажется достаточно большим, чтобы нести ребенка), и высотного полёта (связанного с полетом между Землей и Небом).

Древними славянами аисты считались приносящими удачу, а их убийство сулило несчастье. В средневековой Англии аисты ассоциировались с прелюбодеянием, возможно, навеянным их ритуалами ухаживания.

В армянских мифах «аист (арагил) фигурирует в мифах как вестник Ара Гехецика, как защитник полей. Согласно древним мифологическим представлениям, два аиста олицетворяют солнце. По некоторым мифам, аисты в своей стране — люди, земледельцы. Когда приходит время, они надевают перья и прилетают в Армению. Перед отлётом убивают одного из своих птенцов и приносят его в жертву богу»[7].

На Востоке аист – популярная эмблема долголетия, а в даосизме – символ бессмертия. По 32-летнему зороастрийскому гороскопу Аисту принадлежит пятый год цикла. Он следует за Белым Волком. Даты – 1910, 1942, 1974 и 2006 год.

Аист в эзотерике

Изображение Шакса из «Инфернального словаря» Коллена де Планси

Алистер Кроули в Книге 777 соотносит аиста с 13-м путем каббалистического Древа Жизни, которому соответствует еврейская буква Гимел, Луна и Старший аркан «Верховная Жрица». Как поясняет Кроули:

Белый аист — возможно, как традиционный вестник рождения ребенка[8].

Аиста также можно связать с сефирой Хесед каббалистического Древа Жизни, как в силу его имени, так и благодаря приписываемой ему милосердии и заботе. Аист соотносился с планетой Юпитер по причине чистоты, кротости и полезности для человека. Также аист считался птицей Гермеса-Меркурия.

Облик аиста имеет один из 72демонов «Гоэтии»Шакс, упоминаемый в первой книги «Малого ключа Соломона».

Библиография

  • Дж. Купер. Энциклопедия символов. Серия «Символы». Книга IV. Ассоциация Духовного Единения «Золотой Век», Москва, 1995.
  • Гримм Я. Германская мифология. В 3-х тт. Пер., коммент. Д. С. Колчигина. Под ред. Ф. Б. Успенского. М.: Языки славянской культуры, Т.2. 2018.
  • Шарбонно-Лассе Л., Бестиарий Христа. Энциклопедия мистических существ и животных в христианстве. Том 2. М.: ТД Велигор, 2017.
  • Махов А. Е. Эмблематика. Макрокосм. Науч. ред. О. Л. Довгий. М. Intrada 2014.
  • Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5-ти томах. Т. 1 А-Г / Под ред. Н.И. Толстого. - М.: Институт славяноведения РАН, 1995.
  • Ермолов А. Народная сельскохозяйственная мудрость в пословицах, поговорках и приметах. Т.3. Животный мир в воззрениях народа. Спб. 1905.
  • Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5-ти томах. Т. 1 А-Г / Под ред. Н.И. Толстого. - М.: Институт славяноведения РАН, 1995.
  • Мифы народов мира. М.: Советская энциклопедия. Т.1. 1991.
  • Алистер Кроули. 777. Каббала Алистера Кроули. М.: Ланселот, 2011.

Примечания

1. Гримм Я. Германская мифология. В 3-х тт. Пер., коммент. Д. С. Колчигина. Под ред. Ф. Б. Успенского. М.: Языки славянской культуры, Т.2. 2018. С. 267-268.
2. Шарбонно-Лассе Л., Бестиарий Христа. Энциклопедия мистических существ и животных в христианстве. Том 2. М.: ТД Велигор, 2017. С. 177, 180.
3. Махов А. Е. Эмблематика. Макрокосм. Науч. ред. О. Л. Довгий. М. Intrada 2014. С. 484.
4. Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5-ти томах. Т. 1 А-Г / Под ред. Н.И. Толстого. - М.: Институт славяноведения РАН, 1995. С. 96.
5. Ермолов А. Народная сельскохозяйственная мудрость в пословицах, поговорках и приметах. Т.3. Животный мир в воззрениях народа. Спб. 1905. С. 312.
6. Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5-ти томах. Т. 1 А-Г / Под ред. Н.И. Толстого. - М.: Институт славяноведения РАН, 1995. С.. 98-99.
7. Мифы народов мира. М.: Советская энциклопедия. Т.1. 1991. Стр 105.
8. Алистер Кроули. 777. Каббала Алистера Кроули. М.: Ланселот, 2011. С. 223.