Вино

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Символизм
Simvol.png
Магический символизм

Всевидящее ОкоГексаграммаГептаграммаКадуцейСвастикаКубЛаменПентаграммаРоза и КрестТау-крест

Мифологические существа

АндрогинБегемотВасилискГермафродитГрифонЕдинорогЗизКентаврЛевиафанМантикораРаавСаламандраСфинксУроборосФеникс

Животные и птицы

АистБаранБенуБыкВерблюдВолкВоробейВоронГолубьДельфинЗмеяИбисКабанКозёлКороваКошкаКрабКрокодилЛасточкаЛебедьЛевЛеопардЛетучая мышьЛошадьЛягушкаМедведьМышьОбезьянаОвцаОленьОрёлОсёлПавлинПеликанПетухПопугайСвиньяСлонСобакаСоваСоколСорокаТигрЧерепахаШакал

Насекомые

ПаукПчелаСкорпион

Деревья и растения

АкацияАнемонВиноградГалангалГранатДубИссопКипарисКлеверКрапиваЛаврЛилияЛотосМакМандрагораМиндальМиртМирраНарциссОливаОмелаОпиумОрхидеяОсинаПальмаПлющПодсолнечникПолыньРозаСмоковницаТопольТростникЯблокоЯсень

Драгоценные камни

АгатАлександритАлмазАметистБериллБирюзаГиацинтЖемчугИзумрудКварцЛяпис-лазурьОпалОниксРубинСапфирТопазХризолитХрустальЯнтарь

Тело человека

ВолосыГлазаКровьКтеисСердцеФаллос

Стороны света

ВостокЗападСеверЮг

Металлы

ЗолотоСереброОловоЖелезоМедьРтутьСвинец

Цвета

БелыйЖёлтыйЗелёныйКрасныйРыжийСерыйСинийФиолетовыйЧёрный

Числа

123456789101112131521222830313233364044454849505560647293106108120156210220418666

Прочие символы

ВиноЛабиринтНехуштанПастосПравый - левыйРадугаХлебЯйцо

Символизм вина

Вино — опьяняющий напиток из винограда, символизирующий в обрядах кровь, здоровье и жизнь. В литургиях таинством евхаристии вино превращается в кровь божества и является компонентом причастия.

Мифы о происхождении вина

По легендам бог Дионис научил человека виноделию. Сперва это был несброженный сок дикого винограда. Дикое вино использовали во время религиозных церемоний, чтобы достигнуть единения земного человека и бога. Повсюду, где появляется Дионис, он учреждает свой культ; везде на своём пути обучает людей виноградарству и виноделию. Согласно легенде, изложенной в «Деяниях Диониса»[1] Нонна Панополитанского, виноградная лоза выросла из мертвого тела Ампелоса (Ампела), друга и возлюбленного бога Диониса. Вначале Дионис получил предсказание о том, что его друг скоро погибнет от рогатого животного; затем получил еще одно знамение о ранней гибели Ампелоса, и увидел прообраз возлияния вина на алтаре.

“На алтаре валунном струится, прообраз далекий возлиянья вином”. (Песнь XI, 90)

Увиденное вызывает двойственные чувства в Дионисе:

“Легкомысленный отрок должен погибнуть от рога
Зверя... Но в скорби двойными чувствами обуянный,
Бог смеялся при мысли о будущем даре для смертных,
Плакал от слишком близкой и ранней смерти любимца”.(Песнь XI, 90)

Дионис предостерегает Ампелоса об опасности и просит никуда не отправляться без него, но Ампелос не воспринял сказанное всерьез. Отправившись в одиночку на охоту, он повстречал богиню несчастий и обмана Ату, принявшую облик ровесника Ампелоса. Ата стала подстрекать Ампелоса взобраться на быка:

“Следуй ко стаду за мной. <...>
Там быки столь прекрасны, что сесть к одному ты сможешь
На хребет! Обучу я как править быком или стадом!
Твой владыка [Дионис] похвалит тебя, когда он увидит,
Дионис быковидный, что ты на быке восседаешь!
Нечего и бояться!” (Песнь XI, 140)

После сказанного Ата удалилась, а Ампелос увидел быка, спускающегося с горы на водопой. Бык, поглотив воды, выплеснул их на приблизившегося Ампелоса, что явилось еще одним предзнаменованием, так как быки подобным образом орошают виноградную лозу.

Поглощенную воду из пасти своей преогромной.
Юношу с головы и до ног омочила та влага -
Весть грядущего! - ибо тяжко землю по кругу
Истоптав, из колодца воду быки качают,
Орошая сей влагой ростки лозы виноградной…(Песнь XI, 170)

Ампелос, взобравшись на быка, ездит на нем верхом, погоняя хлыстом. Воодушевившись своим успехом, он начал хвастаться перед богиней Луны Селеной; за что та наслала бычьего слепня:

"О, богиня Селена, рогатая, мне позавидуй!
Стал я тоже рогатым, на турьей скачу хребтовине!"
Вот такою он речью хвалился пред Меной округлой.
Глянуло с высей небесных завистливой око Селены,
Ампелоса увидала на звере-мужеубийце...
Насылает богиня бычьего слепня”(Песнь XI, 180)

Одержимый безумием, бык сбросил Ампелоса; упав с быка, тот разбился насмерть; обезумевший бык скинул отделившуюся голову Ампелоса в расселину горы, и несколько раз подкинул рогом его мертвое тело. Дионис, сокрушаясь и оплакивая погибшего друга, обещает отомстить за него, и разорвать быка в честь Ампелоса:

“Дабы отмстить за погибель ушедшего слишком до срока,
Я на твоей могиле быка соделаю жертвой!
Нет, не жертвенной медью умерщвлю я убийцу,
Как и обычно бывает, нет, ненавистное чрево
Зверя-убийцы рогами собственными разорву я
На куски, точно так же, как некогда юное тело
Рвал твое на куски он, неистовый, в пропасть бросая!”(Песнь XI, 260)

Стоит упомянуть, что сам Дионис имеет зооморфную природу, выраженную в способности к оборотничеству; он часто представлялся, как Дионис-бык, или Дионис-козёл.

Богиня времен года Хора в доме Гелиоса читает в книге пророчеств: “Станет гибкой лозою Ампелос, даст свое имя грозди, что виснет средь листьев!". Также Хора видит, что в книге пророчеств сказано: гроздь лозы предначертано носить Дионису.(Песнь XII, 110 [109])

К Дионису, оплакивающему своего друга, является Мойра Антропос, и сообщает, что его плач заставил нить жизни Ампелоса свиться по-новому, и отрок обратится виноградной лозой, из плодов которой будет готовиться напиток подобный нектару богов:

"Жив, Дионис, твой отрок! Он ведь горестной влаги
Не перешел Ахеронта, жалобный плач твой подвигнул
Неумолимую Мойры нить по-новому свиться:
Ампелос, если и умер - не мертв! Ибо в сладостный нектар
В сок приятный, бодрящий юношу я обратила! (Песнь XII,140 [139])

<...>

Дионис
Восславлен в Муз песнопениях будет
Ампелос сладостный вместе с владыкою грозди, Лиэем! (одно из имен Диониса - прим.)
Ты змеевидную станешь носить повязку вкруг прядей,
Лоз и грозды, и листья, венцом сплетутся вкруг кудрей
Богу Фебу на зависть, ибо во дланях тот держит
Жалобу лишь, гиакинф, в цветок обращенный печалью,
Ты же даришь напиток, для смертных одно утешенье,
Это земное подобье небесного нектара, отрок
Твой любимый насколько цветка из Амикл превосходней!"

<...>

Должен ты, как только грозди медовые в лозах созреют,
Завоевать все четыре стороны света весельем,
Шествием и возлияньем радостному Дионису!
Плакал Вакх, чтобы боле на свете не плакали люди!"(Песнь XII, 160 [159])

Дионис видит, как из мертвого тела Ампелоса начинает прорастать виноградная лоза:

"Тут скорбящему Вакху явилось великое чудо,
Ибо восстал из праха словно бы вьющимся змеем
Ампелос сам собою, ветвясь кустом древовидным вверх".(Песнь XII,170 [169])

Виноград быстро спеет, и Дионис принимается давить ягоды руками:

“На глазах вызревая в сладостноспелые грозды:
Самознающий боже без виноградной давильни,
Гроздие в длани приявши, ягоды жать начинает
Плотно и крепко перстами, на свет обильное бремя
Гроздьев винных выводит, лозы смарагдовоалой
Сладостнокрепкий напиток! И белоснежные пальцы
Льющего хмель Диониса от крови багрянца алеют.
Рог быка он хватает и сладостнокрепкий отжаток
Вакх в уста проливает, вино испробовав первым,
После отведав и ягод... Тем и другим насладившись,
Слово такое он молвит, веселый и радостно-гордый:
"Нектар и амвросию ты, Ампелос, милый, мой отрок, породил”. (Песнь XII,200 [199])

Испробовав первым вино, Дионис объявил, что впредь оно будет использоваться для возлияний при приготовлении в жертву быка:

Нет, вовек не погибнет румянец ланит или пястей,
Ибо за смерть и погибель страшную буду я вечно
Мстить, на алтарь возливая вино, приготовив к обряду
Мужеубийцу-быка.(Песнь XII, 230 [229])

Как рассказывает греческий историк Диодор Сицилийский (около 90 — 30 гг. до н. э.) в своей «Исторической библиотеке»:

В благодарность за изобретение вина, ставшего исключительно прекрасным даром для людей, ибо пьющие вино получают наслаждение от этого напитка, а тела их становятся бодрыми, — и существует обычай вспоминать на пиру имя этого благого бога за чашей неразбавленного вина. Когда же после пира вино подают уже разбавленным водой, принято взывать к Зевсу Спасителю. Ведь неразбавленное вино приводит в буйное состояние, а разбавленное Зевсовым ливнем сохраняет наслаждение и удовольствие, избавляясь в то же время от пагубы, которая исходит от буйства и развязаности. (IV:3)

В апокрифическом списке «Откровения Варуха» виноградная лоза связывается с Сатанаилом, падшим и изгнанным ангелом, который стал дьяволом. Согласно этому апокрифу, когда Бог создал Адама, он велел архангелу Михаилу собрать всех ангелов, чтобы засадить деревьями рай. Каждый ангел посадил по дереву, а Сатанаил (Самаил) посадил лозу и через нее наслал на Адама и Еву «греховную похоть», отчего Бог проклял это растение. Когда же Бог ниспослал на землю потоп, вода вынесла из рая веточку виноградной лозы и принесла ее к Ноеву ковчегу. Ной попросил Бога разрешить ему посадить виноград, и Бог через ангела Саразаила дал разрешение, сопроводив его советом остерегаться пить вино, поскольку лоза несет в себе злобу Сатанаила и может причинить зло».[2]

Боги виноделия

Бог Осирис ввел обработку злаковых культур, пшеницы и ячменя у египтян и положил начало сбору плодов с деревьев; он первым начал подпирать виноградные лозы и давить виноград. Британский религиовед Джеймс Фрэзер (1854 — 1941) в своей исследовательской работе «Золотая ветвь: Исследование магии и религии» пишет об этом:

Горя желанием приобщить к этим полезным открытиям весь человеческий род, он [Осирис] передал бразды правления в Египте своей жене Исиде и стал путешествовать по всему миру, распространяя всюду дары культуры и земледелия. Жителей стран, в которых выращиванию винограда препятствовала суровость климата или бесплодие почвы, он за неимением вина научил утешаться ячменным пивом. [3]

В «Текстах пирамид» бог Осирис назван богом «виноградной лозы»[4]. Джеймс Фрэзер также указывает на связь Осириса с виноградной лозой:

Если верить преданию, Осирис научил людей подпирать виноградные лозы, подрезать листья и выдавливать виноградный сок. На папирусе Небсени, относящемся приблизительно к 1550 году до нашей эры, бог изображен сидящим в своей усыпальнице, с крыши которой свешиваются виноградные гроздья. А на папирусе царского писаря Некхта мы видим бога сидящим на троне перед водоемом, берега которого обсажены роскошным виноградником, сочные гроздья подходят к зеленому лицу божества.[5]

Также в древнем Египте покровителем виноградной лозы считался бог Шаи, почитаемый как бог изобилия, богатства и судьбы, а богом, покровительствующим виноделию, был Шесему. Помимо виноделия, Шесему покровительствовал изготовлению масла для притираний и бальзамирования; также он был связан с загробным культом: охранял мумию от повреждений. Его атрибут — пресс для виноделия.

Виночерпий Олимпа

В Древней Греции в честь бога-дарителя вина Диониса устраивались с периодичностью раз в два года праздничные шествия. В шествии Диониса, носившему экстатический xapaктep, участвовали вакханки, сатиры, менады или бассариды (одно из прозвищ Диониса Бассарей) с тирсами (жезлами), обвитыми плющом. Опоясанные змеями, они всё сокрушают на своём пути, охваченные священным безумием. С воплями «Вакх, Эвое» они славили Диониса Бромия ( «бурного», «шумного»), били в тимпаны, упиваясь кровью растерзанных диких зверей, высекая из земли своими тирсами мёд и молоко, вырывали с корнем деревья и увлекая за собой толпы женщин и мужчин. Дионис славится как Лиэй («освободитель»), он освобождает людей от мирских забот, снимает с них путы размеренного быта, рвет оковы, которыми пытаются опутать его враги, и сокрушает стены. Он насылает безумие на врагов, страшно их карает; так он поступает со своим двоюродным братом - финикийским царем Пенфеем, который хотел запретить вакхические неистовства. Пенфей был растерзан вакханками под предводительством своей матери Агавы, принявшей в состоянии экстатического безумия сына за животное. На Ликурга сына царя эдонов, выступавшего против культа Диониса, бог наслал безумие, а затем Ликург был растерзан своими же лошадьми.[6]

В эллинистическое время культ Диониса сливается с культом фригийского бога Сабазия. В Риме Дионис почитался под именем Вакха (отсюда вакханки, вакханалии), Бахуса и Либера. Богиня юности Геба выполняла роль виночерпия на божественных пирах Олимпа; позднее эта функция перешла к Ганимеду, похищенному Зевсом, в облике орла.

Вакх

У славян был схожий с древнегреческим Дионисом бог, который назывался Квасурой. Квасура — бог пива, меда, хмеля и веселья. Богиня плодородия Лада, поручив ему смешать мед с водой и поставить на Солнце, научила Квасуру варить солнечный напиток сурью, или питный мед. В начале XIX-го века профессор русской словесности Петербургского университета Григорий Глинка так описал этого славянского бога по имени Корс, или Корсунь: «Вот и покровитель охотников до пива и меду. Нагой, одутловатый, венок на нем сплетен из хмелевых плетей с листьями; перевязь на нем хмелевая тож. В правой руке держит ковш, из которого хочет пить; вокруг него лежат груды черепьев от разбитых кувшинов; сам же сидит на утлой, вверх опрокинутой дном бочке. Славяне молились ему, выступая на пьянственные поединки. Ибо в древности не только у славян, но и в целой Европе тот немалым почитался богатырем, кто мог перепить всех».[7]

Квасура

В грузинской мифологии — божеством покровителем виноделия и возделывания винограда был Агуна (Ангура). Во время ритуалов в честь Агуны, совершавшихся на виноградниках и в «марани» (помещениях для изготовления и хранения вина), его просили об урожае и защите виноградников от града.

В китайской мифологии богом покровителем вина и виноторговцев был Ду Кан, (или Сяп-жу). По одной версии, он жил при мифическом государе Хуап-ди и первым начал изготовлять вино. Имел прозвище Цзюцюань тайшоу («правитель винного родника»). Ду Кан умер в день под циклическим знаком «ю», поэтому в такие дни запрещается заниматься виноделием. Его именем назван родник в храме Шупя в Цзинани (провинция Шаньдун), вода которого была особенно хороша для приготовления вина.[8]

В древнеарабской мифологии верховное божество в пантеоне государства Набатея — Душара, почитавшийся как творец, устроитель мировой гармонии и вселенского порядка, владыка мира, одновременно был и богом земледелия, растительности и виноделия. Согласно мифу, был рожден девой-камнем; очевидно почитался как умирающий и воскресающий бог. Интересно то, что идолом бога Душары был черный четырехугольный необработанный камень, которому приносили жертвы.[9] Согласно же преданиям мусульманской мифологии, вином, а также пищей, приносимой в жертву, питается злой дух Иблис (Шайтан); любопытно, что его развлечениями считаются музыка и танцы.[10]

Вино в религии и магии

Вино является древним мифологическим символом плодородия и мифологическим знаком, отождествляемым с кровью человека. Наиболее ранние свидетельства мифологического тождества вина и крови обнаруживаются в древнехеттских ритуалах и среднехеттских текстах присяги воинов, где совершающий обряд, возливая вино, восклицает: «Это — не вино, это — кровь ваша». Продолжение (с сохранением тех же словесных формул) и переосмысление ближневосточной традиции, сказавшейся также и в гностических книгах, обнаруживается в христианской мифологии (в словах Иисуса Христа, взявшего чашу вина и сказавшего: «сие есть кровь моя», Матф. 26, 28).

Соотнесение вина и крови прослеживается также в культе угаритского бога (Смерть-и-Зло), которого срубают, как лозу в винограднике, и в греческом культе Диониса, мистерии которого предполагают разрывание божества на части. «Праздник вина» ( me-tu-wo ne-wo ) был праздником в микенской Греции, посвященным «месяцу молодого вина». Культ Диониса был увековечен в пьесе Еврипида «Вакханки». Наряду с Дионисом в греческой мифологии в качестве воплощения вина выступает также Зевс Сотер («Хранитель», «Спаситель»). Мифопоэтический образ вина, символизирующий радости жизни (в т. ч. и в погребальных текстах), характерен для египетской, вавилонской и других ближневосточных традиций.[11]

Виноградная лоза как символ может одновременно выражать и идею постоянства, и идею перемен (обновления), поскольку корень и ствол многолетнего виноградного куста могут быть намного долговечнее человека, а молодые побеги обновляются ежегодно и всегда приносят плоды.

Значение перемены выражается и через превращение ягод винограда в вино. «Смерть» ягод (в процессе брожения), и превращение их сока в вино выражают идею перехода из этого тленного мира в иной, постоянный и вечный мир. Более того, считается, что чем вино старше, тем оно лучше. Особо отмечается такое свойство вина как постоянство и неизменность:

Значение неизменности, заключенное в символике вина, сближает вино с золотом.[12]

В христианской литургии таинством евхаристии вино превращается в кровь Христову и является вместе с хлебом компонентом причастия.

В исламе вино как и другие наркотические вещества относится к харму. Под хамром понимаются все наркотические вещества, включая алкогольные напитки, и их категорически запрещено употреблять мусульманам. В Коране есть несколько сур, где говорится о вине. В суре ан-Нахль (Пчелы) Мухаммеду был ниспослан текст, сравнивающий Аллаха с вином (сакар), и прямого запрета на хамр в этот момент не было:

Из плодов финиковых пальм и виноградников вы получаете опьяняющий напиток и добрый удел. Воистину, в этом — знамение для людей размышляющих.(Коран, 16:67)

В суре Аль-Вакиа (Событие) дано обещание: Обитатели рая будут пить райское вино, которое не будет пьянить. ( Коран, 56:19)

В суре аль-Бакира (Корова) о вине сказано так:

“Они спрашивают тебя об опьяняющих напитках и азартных играх. Скажи: «В них есть большой грех, но есть и польза для людей, хотя греха в них больше, чем пользы»”. (Коран, 2:219)

В суре Аль-Маида (Трапеза) опьяняющие напитки названы скверными деяниями:

“О вы, которые уверовали! Опьяняющий напиток, майсир, [жертвоприношения] на каменных жертвенниках и гадание по стрелам — скверные деяния, внушаемые шайтаном. Сторонитесь этого, быть может, вы преуспеете.
Воистину, шайтан при помощи вина и майсира хочет посеять между вами вражду и ненависть и отвратить вас от поминания Аллаха и намаза. Прекратите ли вы [эти непристойности]?” (Коран, 5: 90,91)

В суре Ан-Ниса (Женщины) запрещено приступать к намазу в состоянии алкогольного опьянения:

”Не приближайтесь к намазу, будучи пьяными, пока не станете понимать то, что произносите” (Коран, 4:43)

Греческий философ Платон (428/427 или 424/423 — 348/347 до н. э.) в «Законах» уподобляет вину Огню:

Достигшие сорока лет могут пировать... Ведь Дионис даровал людям вино как лекарство от угрюмой старости, и мы снова молодеем и забываем наше скверное настроение, жесткий наш нрав смягчается, точно железо, положенное в огонь, и потому делается более гибким.
Разве мы не сказали, что в этом случае души пьющих людей охватываются огнем и, точно раскаленное железо, становятся мягче, моложе, а вследствие этого и податливее в руках того, кто может и умеет воспитывать их и лепить, словно дули молодых людей?.[13]

Также Платон в «Законах» о боге виноделия Дионисе:

Поэтому боги из сострадания к человеческому роду... установили божественные празднества, даровали Муз, Аполлона, их предводителя и Диониса как участников этих празднеств, чтобы можно было исправлять недостатки воспитания на празднествах с помощью богов. [...] Те же самые боги... дали нам чувство гармонии и ритма, сопряженное с удовольствием. При помощи этого чувства они движут нами и предводительствуют нашими хороводами, когда мы объединяемся в песнях и плясках.[14]

Французский историк Франсуа Лиссарраг в своей исследовательской работе «Вино в потоке образов. Эстетика древнегреческого пира» пишет о вине:

По сути дела, вино — это яд; однако Дионис дарует людям рецепт его употребления. Он учит афинян, как и в каких про порциях смешивать вино с водой. Ибо, в сущности, вино и есть — смесь; в античности пили только разбавленное вино. Такой обычай, вероятно, обязан своим происхождением высокому содержанию алкоголя, что объясняется поздней, после опадания листьев, датой сбора урожая. Виноград в этом случае становится percoctus, говорит Катон, «вполне готовым». Полученный напиток, если пить его в чистом виде, является наркотиком, который делает безумным или убивает, настоящим pharmakon в обоих смыслах этого слова — и ядом, и снадобьем: использование вина в медицинских целях засвидетельствовано весьма широко. Этот чистый наркотик называется akratos, то есть «не-смешанный»; сей лексический факт весьма значим, так как указывает на основную характеристику потребляемого вина: это смесь. Чистое вино, которое кажется нам сегодня единственно приемлемым, в греческом языке определяется негативно, термином, составленным из отрицательной частицы «а» и слова «kratos» (от него происходит название сосуда, «кратер»), которое означает смесь. В современном греческом языке это слово сохранилось для обозначения вина — krasi. Смешение понятий «чистое вино» И «вино разбавленное» можно обнаружить в «Толковании сновидений» Артемидора, где уточняется: хорошо, когда «тот, кто хочет вступить в брак или заключить «союз» видит во сне виноград или вино, «виноград из-за сплетения, вино из-за смешения».[15]

Опьяняющее и растормаживающее действие вина считалось следствием одержимости божьим духом. В состав вина часто входили другие ингредиенты (травяные, цветочные и смолистые), повышающие его качество, вкус и опьяняющие свойства. Традицию добавлять в вино травы заложил сам Дионис. Вот, что об этом повествуют «Деяния Диониса» Нонна Панополитанского:

Ибо во влаге винной, истекшей из сдавленных ягод -
Всякого благоуханье цветка! Лишь этот напиток
Может смешаться со всяким, придав духовитость и крепость
Травам, добавленным в чашу. (Песнь XII, 240 [239])

<...>

Ампелоса я в сердце ношу, как вино, постоянно!
Внемли владыке гроздей, владыка воинственной битвы -
Возливает Арею убийца, от лоз Диониса,
От ярко-алого сока ягод лишь радость струится!
Вы же, Део и Паллада, вы проиграли! Олива
Не пробуждает веселья, нет в колосе хмеля для смертных!
Груши медовосладок плод, а мирт возрастает,
Благоухая цветами - но ни единый стебель
Не дарует забвенья забот и бед человеку!
Ампелос, и после смерти ты сердце радуешь Вакху:
Ибо по всем моим членам ты разливаешься, милый! (Песнь XII,и250 [249])

От хмельного забвенья Рея радовала Дионису камень аметист:

Рейя лишь Дионису дарит единому средство
От хмельного забвенья - аметист всеохранный!(Песнь XII, 370)

Вино в народных обрядах

Вино широко использовалась в семейных обрядах, особенно на свадьбах и похоронах.

Помимо того, что вино употреблялось на поминках, оно использовалось и в погребальном обряде:

Эгейские македонцы иногда обмывали покойника вином или мазали тело маслом и вином, «чтобы покойник не стал вампиром». [16]

В свадебных обрядах вино также выполняло важную символическую роль.

Водой с вином умывались и молодые, «чтобы оградить себя от колдовства и недоброжелательства». При входе молодых в дом невесты приносили вино, его пил сначала жених, а потом невеста, которая выплескивала остаток вина. на стену дома; при входе в дом жениха свекровь подавала невестке вино, та окунула в него пальцы и окропляла вино притолоки двери. [17]

Вино использовалось в обрядах для хорошего урожая. Существовал такой обычай: с кустов срезали по три веточки и поливали их вином со словами: «сколько капель вина столько будет корзин винограда». Существовали и другие обычаи использования вина для богатого урожая.

Вино в календарных обрядах употребляется часто. В рождественский Сочельник сербы, болгары и македонцы поливали бадняк [полено] Вином, угощая его, как человека. Для этого иногда высверливали дырочку в бадняке [полене] , куда лили вино и масло из лампады. Хорваты «крестили» бадняк [полено] , опрыскивая его вином, осыпая мукой и дерном и затем еще поливая маслом и лучшим вином из кубка, из которого потом все выпивали по глотку, «чтобы был богатый урожай и сбор винограда».[18]

Был обычай почитать змею, живущую в винном погребе:

В восточной Сербии чтили змею, живущую в винных погребах при виноградниках, и хозяин погреба, приходя за вином, отливал ей немного вина в особую плошку. Убийство такой змеи влекло за собой градобитие охранявшего ею виноградника.[19]

Вино могло использоваться и для поиска кладов:

По письменному свидетельству конца XIX в., человеку, нашедшему клад [место предполагаемого клада — прим.], следует попросить у женщин кувшин, с которым ходят по воду, наполнить его вином на кладбище и закопать. Через 40 дней кувшин следует откопать и понемногу в течение следующих 40 дней пить из него вино, затем отнести пустой кувшин на место предполагаемого клада и там его разбить. Если там действительно есть клад, то, согласно поверью, на его месте появится огонь, и если огонь не исчезнет, пока человек будет бросать в него осколки разбитого кувшина, то клад будет найден. Первую монету из найденного клада следует отдать слепому.[20]

Упоминания в Библии

В Библии встречаются многочисленные упоминания о вине; также вино и виноградная лоза присутствуют во многих библейских сюжетах, как в Ветхом, так и в Новом Завете.

Самое первое упоминание о вине встречается в Книге Бытия. После потопа Ной и его семья вышли из ковчега; Ной начал возделывать землю и насадил виноградник:

Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем (Быт., 9:20-21)

Младший сын Ноя по имени Хан, увидев своего отца обнаженным, сообщил остальным двум братьям. Братья Сим и Иафет вошли, отвернув свои лица, и покрыли Ноя одеждой: лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего (Быт., 9:23). Когда Ной, проснувшись, узнал, что сделал с ним младший сын, он проклял своего внука Ханаана, отцом которого был Хан:

Ной проспался от вина своего и узнал, что сделал над ним меньший сын его, и сказал: проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих. (Быт.9:24-25)

Вином напоили своего отца две дочери Лота, чтобы разделить с ним по очереди ложе, и продолжить род свой.

И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе́, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его. И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли; итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим [в ту ночь]; а он не знал, когда она легла и когда встала.
На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала.
И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего, и родила старшая сына, и нарекла ему имя: Моав [говоря: он от отца моего]. Он отец Моавитян доныне. И младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми [говоря: он сын рода моего]. Он отец Аммонитян доныне. (Быт., 19:30-3)

Иаков, собрав двенадцать своих сыновей, от которых произошли двенадцать колен израилевых, говорит об Иуде следующее:

Он привязывает к виноградной лозе осленка своего и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей; моет в вине одежду свою и в крови гроздов одеяние свое; блестящи очи [его] от вина, и белы зубы [его] от молока. (Быт.49:11-12)

Вино в Библии выступает символом благословения, так Исаак благословляет Иакова: «Да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли, и множество хлеба и вина» (Быт. 27:28)

Из-за тесной связи с продолжением жизни народа вино становится, по ассоциации с зерном и оливковым маслом, специальным термином для обозначения благословений завета, которые обещаны Богом Израилю за повиновение и которых народ будет лишен в случае ослушания. Эти термины часто взаимосвязаны в тексте, и их присутствие или отсутствие обозначает заботу Бога или Его наказание, вследствие повиновения Израиля или нарушения им завета. Основание этого — благословения и проклятия завета во Втор. 28–29. Если Израиль нарушит завет, они :«виноградники будут садить и возделывать, а вина не будут пить»; на них будут посланы народы, которые «не оставят им ни хлеба, ни вина, ни елея» (Втор. 28:39, 51).Пророки продолжают тему вина как признака благословений завета, которые выражаются в его присутствии или отсутствии. Иоил. объявляет, что казнь саранчи — проклятие завета, в таких словах: «Опустошено поле, сетует земля; ибо истреблен хлеб, высох виноградный сок, завяла маслина» (Иоил. 1:10). Бог жалуется через Осию, что Израиль не знал, «что Я, Я давал... хлеб и вино и елей» (Ос. 2:8), и провозглашает, что в наказание «гумно и точило не будут питать их, и надежда на виноградный сок обманет их» (Ос. 9:2). Когда же израильтяне покаются, Он «услышит небо, и оно услышит землю, и земля услышит хлеб и вино и елей» (Ос. 2:21–22).[21]

Вино применялось при совершении жертвоприношений. В 29-й главе Книги Исход подробно описывается жертвоприношение, совершаемое при посвящении священнослужителей, а также каждодневное жертвоприношение двух агнцев: утреннего и вечернего. Для возлияния требовалось 1/4 гина вина (1 гин — 3,8 литра) на одного агнца:

"Вот что будешь ты приносить на жертвеннике: двух агнцев однолетних [без порока] каждый день постоянно [в жертву всегдашнюю]; одного агнца приноси поутру, а другого агнца приноси вечером, и десятую часть ефы пшеничной муки, смешанной с четвертью гина битого елея, а для возлияния четверть гина вина, для одного агнца; другого агнца приноси вечером: с мучным даром, подобным утреннему, и с таким же возлиянием приноси его в благоухание приятное, в жертву Господу." (Исх.29:38-41)

Также в 15-й главе Книги Чисел сказано, что вино следует приносить в приятное благоухание Господу: «и вина для возлияния приноси третью часть гина в приятное благоухание Господу» (Числ. 15:7,15:5;15:9). Священникам же было запрещено пить вино при входе в священное место - скинию собрания, чтобы отличать священное от несвященного и нечистое от чистого. Об это сказано в книге Левит:

"И сказал Господь Аарону, говоря: вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, [или приступаете к жертвеннику,] чтобы не умереть. Это вечное постановление в роды ваши, чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого, и научать сынов Израилевых всем уставам, которые изрек им Господь чрез Моисея." (Лев., 10:8-11)
Превращение воды в вино в Кане

Евангелия (Новый Завет) наполнены образами вина и виноградной лозы. Виноградник как метафора присутствует во многих притчах Иисуса: “Притча о работниках в винограднике и их плате” (Мф. 20:1–16); “Притча о двух сыновьях” (Мф. 21:28-32); “Притча о злых виноградарях” (Мф. 21:33-44; Мк. 12:1-12; Лк., 20:9-20).

В Кане Галилейской на свадебном пиру Иисус превратил воду в вино (Ин.2:3-10); и это вино, превращенное из воды, по вкусу оказалось лучше, чем то, что было вином изначально:

“Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, – а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, – тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе.” (Ин.2:7-10).

На пасхальной трапезе Иисус с учениками преломляет хлеб и пьет вино (Мк.14:25; Мф.26:27-29; Мк. 14:22-25); он называет чашу с вином Кровью Нового Завета и дает зарок не пить вина, пока не придет “царство отца его”:

“Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.” (Мф. 26:29)

Перед казнью, когда Иисусу предлагали испить вина со смирною, от отказался: "И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял"(Мк.15:23).

Сетуя на то, что фарисеям и законникам не угодил ни Иоанн Креститель, ни он сам, Иисус подчеркнул их различное отношение к вину:

“Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес. Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и :говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость всеми чадами ее.” (Лк. 7:33-35; Мф. 11:18-19)

Иисус сравнивает свое учение с молодым вином, которое должно вливаться не в старые, а в молодые меха, а также должно как следует настояться, чтобы прийтись по вкусу, сделавшись обнародованным:

“И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвет мехи, и само вытечет, и мехи пропадут; но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то́ и другое. И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше”. (Лк.5:37-39; Мф.9:17; Мк.2:22)

В “Деяниях апостолов” даются наставления об умеренности в потреблении вина:

“Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает.” (Рим.14:21)
"И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство;” (Еф.5:18)
“Диаконы также должны быть честны, не двоязычны, не пристрастны к вину, не корыстолюбивы, хранящие таинство веры в чистой совести." (1Тим.3:8-9)
“Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов.”(1Тим.5:23)

В "Откровении Иоанна говорится о «вине блудодеяния»:

“пал, пал Вавилон, город великий, потому что он яростным вином блуда своего напоил все народы” (Откр.14:8)
“подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих; с нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле" (Откр.17:1-2)
“пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы” (Откр.18:2)

О вине «ярости Божией»:

“кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело свое, или на руку свою, тот будет пить вино ярости Божией, вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его, и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем; (Откр.14:9-10)

О чашах с вином «ярости гнева»:

“И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его.” (Откр.16:19)
“Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя” (Откр.19:15)

О чаше с вином, как о воздаянии:

“Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое” (Откр.18:6 )

Образ срезанных гроздьев винограда и истоптанных ягод в точиле отражают образ «часа страшного суда», а виноградный сок уподобляется крови:

"И иной Ангел, имеющий власть над огнем, вышел от жертвенника и с великим криком воскликнул к имеющему острый серп, говоря: пусти острый серп твой и обрежь гроздья винограда на земле, потому что созрели на нем ягоды. И поверг Ангел серп свой на землю, и обрезал виноград на земле, и бросил в великое точило гнева Божия. И истоптаны ягоды в точиле за городом, и потекла кровь из точила даже до узд конских, на тысячу шестьсот стадий." (Откр.14:18-20)

Вино в Телеме

В «Книге Закона» слово «вино» упоминается 4 раза (для сравнения слово «кровь» встречается — 9 раз). В 1-й Главе от Нуит слово «вино» употреблено два раза в стихе 51-м:

Гл. I.51 <...> Поcему будьте прекрасны: одевайтесь все в изысканные одеяния, ешьте вкусную пищу, пейте сладкие вина и вина пенящиеся! Также, получайте свою долю и удовольствие любви так, как вы изволите, когда, где и с кем изволите! Но всегда ради меня.

Во второй главе от Хадита, в стихе 22:

Гл. II.22 <...> Чтобы поклоняться мне, возьмите вино и необычные снадобья, о которых я расскажу пророку моему, и захмелейте от них! Они совсем не повредят вам. Вся эта глупость, в ущерб себе, — ложь.<...>

В третьей главе от Ра-Хор-Хута в стихе 23:

Гл. III. 23. Для благовония смешайте муку, мёд и осадок красного вина, потом масло Абрамелина и оливковое масло, а затем смягчите и придайте однородность обильной свежей кровью.

Как элемент причастия вино используется в Гностической мессе, символизируя «кровь Господа». В «Книге 777» Алистер Кроули соотносит вино 23-м путем Древа Жизни, буквой Мем иврита и арканом «Повешенный».

Вино наполняет Чашу; это божественный экстаз, вливающийся в восприимчивую часть сущности мага[22].

Нумерологическое значение слова вино на иврите составляет 70, что эквивалентно числовым значениям слова «ночь» и буквы Айин.

Способностью преображать вино в воду, а воду — в вино наделён гоэтический демон Хаагенти.

Примечания

1. "Деяния Диониса", Нонн Панополитанский, Песнь XI и XII
2. Мифологическое в славянской традиции, О символике виноградной лозы, Л. Раденкович, стр. 15
3. «Золотая ветвь: Исследование магии и религии» Фрезер Д. Д., стр. 98
4. «Мифы народов мира», Энциклопедия Том 1, А-К, стр. 425
5. «Золотая ветвь: Исследование магии и религии» Фрезер Д. Д., стр. 105
6. «Мифы народов мира», Энциклопедия Том 1, А-К, стр. 381
7. Славянские мифы. - Москва: Эксмо, 2020 - 96 с. (Мифы и легенды народов мира), стр. 17-18
8. «Мифы народов мира», Энциклопедия Том 2, К-Я, стр. 409
9. «Мифы народов мира», Энциклопедия Том 1, А-К, стр. 415
10. Там же, стр. 478
11. Там же, стр. 236
12. Мифологическое в славянской традиции, О символике виноградной лозы, Л. Раденкович, стр. 14
13. Платон, Законы, Книга 2
14. Там же
15. Лиссарраг Ф. "Вино в потоке образов. Эстетика древнегреческого пира"/ Новое литературное обозрение, 2008., стр. 15
16. Славянские древности, Н. И. Толстой, стр.373
17. Там же
18. Там же, стр.374
19. Там же
20. Мифологическое в славянской традиции, О символике виноградной лозы, Л. Раденкович, стр. 15
21. Словарь библейских образов, Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т., стр. 140
22. Алистер Кроули. 777. Каббала Алистера Кроули. М.: Ланселот, 2010. С. 246.