Усыпальница Адепта

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Герметический орден Золотой Зари
Golden Dawn 1.jpg
Герметический орден Золотой Зари и его наследники

Герметический орден Золотой ЗариХрам Исиды-УранииАльфа и ОмегаБратство Розы и КрестаОбщедоступный орден Золотой ЗариКорпорация «Герметический орден Золотой Зари»Оксфордское Оккультное Общество Золотой ЗариОрден Утренней ЗвездыТелемический орден Золотой ЗариБратство Скрытого СветаФаре Ра

Персоналии

Джулиан БейкерАлан БеннетЭдмунд БерриджЭлджернон БлэквудДжон Уильям Броуди-ИннесУильям Роберт ВудманФредерик Ли ГарднерДжордж Сесил ДжонсУильям Батлер ЙейтсПол Фостер КейсАлистер КроулиМойна МазерсСэмюел МакгрегорГустав МайринкАртур МейченПапюсИзраэль РегардиЧик СисероуПамела Колман СмитЧарльз УильямсСэм УэбстерАртур УэйтУильям УэсткоттФлоренс ФаррРоберт ФелкинАнни Хорниманфрейлейн ШпренгельУильям ЭйтонДион Форчун

Степени Ордена

Неофит, 0°=0°Ревнитель (Зелатор), 1°=10°Теоретик, 2°=9°Практик, 3°=8°Философ, 4°=7°Младший Адепт, 5°=6°Старший Адепт, 6°=5°Свободный Адепт, 7°=4°Мастер Храма, 8°=3°Маг, 9°=2°Совершеннейший, 10°=1°

Служители Ордена

ИмператорКанцлерПровозвестникИерофантИерейГегемонГлашатайПриуготовительФакелоносецСтражник

Символы, знаки и формулы Золотой Зари

АбиегнусАлбатЗнак Сета-ВоителяЗнак ШуЗнак АурамотЗнак Тум-эш-НейтЗнак Апофиса и ТифонаЗнак Исиды СкорбящейЗнак Осириса УбиенногоЗнак Осириса ВосставшегоЗнаки L.V.X.Причастие четырех стихийПентаграмматонТетраграмматонУсыпальница АдептаKonx Om PaxINRI

Магические орудия и атрибуты

Жезл ОгняЧаша ВодыКинжал ВоздухаПантакль ЗемлиСветильник ДухаЛотосовый жезлЖезл ФениксаМагический мечКрест-свастикаРоза и КрестАнх

Магия Золотой Зари

Ритуал Каббалистического крестаМалый ритуал ПентаграммыРитуал Розы и КрестаРитуал Срединного СтолпаТелесматическая фигураФормулы Магии СветаШкалы цветовые

Усыпальница Адепта

Усыпальница Адепта (Vault of the Adepti) — в ордене Золотой Зари ритуальное помещение, открытое только для членов Второго ордена. Символически представляет место погребения Христиана Розенкрейца, которое он создал по образу Вселенной и мистическую пещеру центре Земли в недрах священной горы Абиегнус. Представляет собой небольшую семиугольную комнату с черным полом, белым потолком и стенами, разделенными на окрашенные особым образом квадраты. В Усыпальнице располагается Пастос, а поверх него — круглый Алтарь.

Легенда об Усыпальнице Адепта

Легенду об обнаружении могилы Христиана Розенкрейца излагает Мэнли Палмер Холл в своей книге «Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии»:

Производя перестройку дома, брат наткнулся на мемориальную доску с именами умерших здесь братьев — членов ордена. Он решил перенести эту доску в часовню, где ей было бы более подобающее место. В то время никто не знал, в какой стране похоронен отец C.R.C., и информация об этом скрывалась основателями ордена. При попытке выломать доску, которая была прикреплена к стене большим гвоздем, несколько кирпичей и штукатурка отвалились, открыв дверь, скрытую в кирпичной кладке. Члены ордена расчистили проход и открыли вход в гробницу. На двери была надпись большими буквами: «POST СХХ ANNOS PATEBO». Это, согласно мистической интерпретации братства, означало: «Через 120 лет я восстану». На следующее утро дверь была открыта, и члены ордена вошли в помещение о семи стенах и семи углах. Каждая стена имела пять футов в ширину и восемь футов в высоту. Хотя солнце никогда не проникало в эту гробницу, она была освещена таинственным светом, льющимся с потолка. В центре стоял круглый алтарь, на котором лежали медные пластины со странными письменами. В каждой из стен была небольшая дверь, ведущая в комнату, доверху набитую ящиками с древними книгами и секретными инструкциями, теперь утерянными. Сдвинув алтарь в сторону, они обнаружили массивную медную крышку. Подняв ее, они увидели тело, предположительно C.R.C., который по прошествии 120 лет выглядел так, как будто он только что был помещен в могилу. Тело было одето в одежды ордена, в одной руке была Библия, а в другой — таинственный манускрипт из пергамента, наиболее ценная реликвия общества. После тщательного исследования секретного захоронения медную крышку снова водрузили на место, а гробницу опять запечатали. Братья повели обычную жизнь, но дух и вера их были вдохновлены чудесным зрелищем, которое им явилось[1].

Фрэнсис Йейтс, проведя исследование некоторых эпизодов истории XVI и XVII веков, связанных с взаимоотношениями между пфальцграфами Германии и английскими королями и предварявших возникновение трех классических розенкрейцерских источников, отмечает:

История о Христиане Розенкрейце, розенкрейцерской Братии и обнаружении волшебного склепа с гробницей, в коей покоится основатель ордена, отнюдь не должна была, по замыслу ее сочинителей, восприниматься буквально, как повествование о действительно имевших место событиях. Выдумывая ее, они, очевидно, вдохновлялись легендами о погребенных и чудесным образом обнаруженных сокровищах — весьма распространенными как раз в алхимической традиции. Да и в самих манифестах есть достаточно подтверждений тому, что речь идет об аллегории или вымысле. Так, отверстая дверь склепа символизирует какие-то врата, открывающиеся в Европе. Склеп освещается «внутренним солнцем» — намек, что проникновение под его своды может символизировать некий внутренний опыт, как и пещера с льющимся изнутри светом, изображенная в «Амфитеатре Вечной Мудрости» Кунрата[2].

Как считает Израэль Регарди, «так называемая Усыпальница Адепта представляет собой драматическую фокальную точку всего ритуала Младшего Адепта, подробно описанного в «Золотой Заре». Каждый год в день Тела Христова Усыпальница заново освящается, причем в процессе освящения Адепт, проводящий ритуал, исполняет роль новопосвящаемого соискателя, которого привязывают к кресту, дабы на нем он воззвал к своему высшему божественному Гению. Освящение Гробницы есть не что иное, как все тот же базовый ритуал, уже полудюжиной способов описанный на страницах этой книги и чаще всего называемый "Открытием Сторожевых башен[3].

Символизм Усыпальницы Адепта

Усыпальница Адепта

В Герметическом ордене Золотой Зари Усыпальница Адепта была Храмом для посвящения в степень Младшего Адепта, 5°=6°. Согласно материалам Ордена она имела следующий символизм:

Усыпальница разделена на три области: потолок ее бел, семь стен окрашены в семь цветов радуги, а пол по преимуществу черен. В этом разделении отображены силы Семерицы, занимающие промежуточное положение между Светом и Тьмой. На потолке изображен треугольник, заключающий в себе Розу о двадцати двух лепестках. Треугольник этот помещен внутри гептаграммы, углы которой соответствуют семи углам стен. Треугольник символизирует троицу Высших Сефирот; гептаграмма — семь нижних сефирот; Роза — двадцать два Пути Змея Мудрости. На полу также изображен треугольник, вписанный в гептаграмму. Однако это символ порочных, извращенных сефирот царства Клипот, знак Великого Красного Дракона о семи головах, ибо треугольник сей перевернут и обозначает зло. Таким образом, вступая в Усыпальницу Адепта, мы попираем ногами пагубные силы Красного Дракона <...> — злые начала в твоей собственной природе. Внутри же этого пагубного треугольника — спасительный символ Золотого Креста, соединенный с Красной Розой о семижды семи лепестках. Ибо сказано, что Он сошел во ад [Об Иисусе Христе, из «Апостольского символа веры»]. И чем темнее эта чернота, тем ярче сияет белизна вверху. И да поможет сие уразуметь, почему зло называют помощником Добра. Далее, между Светом и Тьмою вибрируют семь цветов радуги, чьи лучи, скрещенные и отраженные, пребывающие под владычеством семи планет, окрасили семь стен Усыпальницы[4].

Примечания

1. Мэнли П. Холл. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. — М.: Эксмо, Мидгард, 2007. С. 556.
2. Франсес Йейтс. Розенкрейцерское Просвещение. М. Энигма. 1999. Стр. 100.
3. Израэль Регарди. Церемониальная магия: структура, подготовка и проведение ритуала. М. Энигма. 2009. С. 119-120.
4. Израэль Регарди. Полная система магии Золотой Зари. М.: Энигма. 2011. С. 700-703.