Дорн, Герхард

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Artificium chymisticum, physicum metaphysicumque 1569

Герхард Дорн (ок. 1530—1584 гг.) — бельгийский философ, переводчик, врач и библиофил. Один из первых духовных алхимиков.

Биография

Детали ранней жизни Герхарда Дорна, как и многих других личностей XVI-го века, утеряны для истории. Известно, что он родился около 1530 года в Мехелене, который является частью современной бельгийской провинции Антверпен. В конце 1550-х годов он, вероятно, изучал медицину в Тюбингенском университете и, возможно, получил там докторскую степень. В 1565 году он написал свою первую работу по алхимии «Clavis totius Philosophiae Chymisticae» и посвятил ее кардиналу Антуану Перрено де Гранвелю. Во время пребывания в Лионе в 1567 году он встретил медика Адама фон Боденштейна, который познакомил его с учением Парацельса. На титульном листе своей книги «Chymisticum artificium» он использовал личный символ Джона Ди, Monas Hieroglyphica.

Chymisticum artificium naturæ, theoricum & practicum ([Basel: Thomas Guarin,] 1568

Вместе с фоном Боденштейном он спас многие рукописи Парацельса и впервые опубликовал их. Проживая в Базеле С 1568 по 1578 гг., Дорн также перевел многие из этих рукописей на латынь для тамошнего издателя Пьетро Перна. Герхард Дорн был не просто издателем и переводчиком, но и сам написал ряд интересных алхимических трактатов. В 1581 году он переехал во Франкфурт-на-Майне, где и умер, когда ему было за пятьдесят.

Дорн был одним из первых духовных алхимиков, также он одним из первых истолковал слово vitriolum («купорос») как аббревиатуру алхимической формулы Visita Interiora Terrae, Rectificando Invenies Occultum Lapidem, Veram Medicinam («Посети недра земли, очищением обретешь тайный камень, истинное лекарство»). Как последователь Парацельса, Дорн смотрел свысока на традиционную медицину своего времени. В своих работах он часто давал алхимическую интерпретацию древней мифологии. Одним из авторов, оказавших на него влияние, был Иоганн Тритемий.

Дорн и Парацельс

Герхард Дорн был убежденным сторонником Парацельса, утверждая, что нашел в нем лучшую философию и наиболее христианский образ мышления. Дорн внес огромный вклад в сохранение и издание его трудов. Под влиянием философии Парацельса Дорн оставил занятия классической трансформационной алхимией и стал искренним приверженцем ятрохимии.

Герхард Дорн не просто следовал учению Парацельса, но стремился донести его философию до потенциального читателя. Особый интерес в этом отношении представляет составленный Дорном толковый словарь специфических терминов, которые использовал Парацельс — что было очень актуально, так как Парацельс зачастую пользовался собственной терминологией, активно применял различные модели словообразования, создавая неологизмы, поэтому разобраться в хитросплетениях его философствования было доступно далеко не каждому. Словарь Герхарда Дорна был хорошо структурирован, словарные статьи приводились в алфавитном порядке, толкования были максимально недвусмысленными, поэтому его до сих пор используют исследователи наследия Парацельса. Есть в этом словаре и весьма краткое, но совершенно однозначное, определение алхимии:

«Алхимия — это отделение нечистого вещества от более чистого».

А так Дорн определяет спагирию:

«Спагирийным, или спагирическим, называется исследование того, как наилучшим образом отличить истинное от ложного, от доброго отделить худое, нечистое и чистое разделить и разобщить, удалить двойственное, сохраненное единством». [1]

Вместо практической лабораторной работы Дорн делал упор на теоретическое изучение человеческого разума, считая образование своего времени слишком схоластическим. Как и многие алхимики, Дорн враждебно относился к философии Аристотеля с ее акцентированностью на материальном мире, заявляя, что «тому, кто желает изучать алхимическое искусство, не следует изучать философию Аристотеля, но [следует изучать] то, что учит истине».

Философия и алхимия

Дорн заявлял, что образование требует такой же реформы, какую обрела религия в период Реформации, а медицина — с появлением трудов Парацельса. По его мнению, образовательные учреждения испытывали острую необходимость в мистической и духовной "науке", называемую Дорном «философией любви». Его радикальное богословие утверждало, что это Бог нуждается в искуплении, а не человек. Он определял алхимическую работу как искупление не человека, но Бога — такое представление было опасно близко к тому, чтобы быть сочтенным еретическим в глазах христианской ортодоксии. Его основные работы включены в том I Theatrum Chemicum.

Как как пишет современный астролог и психолог Моника Викман в своей книге «Беременная тьма: алхимия и возрождение сознания»:

«Алхимики, такие как Герхард Дорн в его работе «Спекулятивная философия», называли следующую алхимическую стадию [внутреннее исцеление] Unus mundus (что в переводе с латыни означает «один мир», является концепцией базовой объединенной реальности, из которой все возникает и к которой все возвращается), Единый Мир, где расщепления воссоединяются, двойственность прекращается, дуальность исчезает, а индивидуум, vir unus [лат. "один человек"],, соединяется с мировой душой». [2]

В своих трудах Дорн именовал алхимию «химистической философией» (лат. philosophia chymistica). Это словосочетание вошло в название одного из самых известных его трактатов — «Ключ ко всей химистической философии» (лат, «Clavis totius Philosophiae Chymisticae»), напечатанном в 1567 г. в Лионе, Франция). В этой книге он приводит свои рассуждения о духовных и теоретико-философских аспектах алхимии, в этом отношении показательно, что вторая часть этого трактата называется «Умозрительная философия» (лат. «Speculativa Philosophia»), которую часто рассматривают как отдельное самостоятельное сочинение. В первой главе своего трактата Дорн так обозначает цели «химистической философии»:

«Химистическая философия должна исследовать сокрытые формы вещей, сообразно их истинной сущности, а не внешние проявления вещей. Ее подлинные последователи идут по двум путям — по пути представлений и по пути опыта. <...> То же представление, что вызывает сомнения, но по философским основаниям отражает истинные явления, должно подтверждаться лишь практикой».

Работы Дорна представляли большой интерес для основоположника аналитической психологии Карл Гюстав Юнг. Юнг охотно цитировал Дорна, анализируя алхимию с точки зрения психологии архетипов.

Герхард Дорн пишет в своей «Philosophia meditativa»:

«Что за безумие ввело вас в заблуждение? Ибо в вас, а не вне вас, он хочет отыскать все то, что вы ищете вне себя, а не в самих себе. Беда обычного человека в том, что он презирает все, что имеет, и вечно жаждет чего-то неизведанного... Жизнь, свет людей, горит в нас, хоть и неярко и как-будто впотьмах. О нем не следует думать, как об исходящем от нас, хотя он находится в нас, но не является нашим, а принадлежит Тому, Кто соизволил сделать нас местом его обитания...Он поместил этот свет в нас, чтобы в его сиянии мы могли увидеть свет Того, кто живет в свете недоступном, и чтобы мы могли превзойти все его другие создания. В этом смысле мы особенно похожи на Него, поскольку Он дал нам искру своего света. Стало быть, истину нужно искать не внутри себя, а в образе Бога, который находится внутри нас». [3]

Работы

  • Clavis totius Philosophiae Chymisticae, Лайонс, 1567.
  • Chymisticum artificium naturae, theoricum et practicum, Франкфурт, 1568.
  • Aurorae Thesaurusque Philosophorum, Базел, 1577.
  • De Naturae Luce Physica, Франкфурт, 1583.
  • Dictionarium Paracelsi, Франкфурт, 1583.

Примечания

1. Родиченков Ю. Ф. Двадцать веков алхимии: от псевдо-Демокрита до наших дней. Серия: Герметицизм с древности до наших дней РХГА. 2019. Стр. 255.
2. Wikman, Monika. Pregnant Darkness. Berwick, Maine: Nicolas-Hays, Inc., 2004. стр. 59.
3. Цит. по Карл Густав Юнг. Mysterium Coniunctionis. серия Актуальная психология Москва-Киев. Рефл-бук - Ваклер. 1997. Стр.68.