Бабалон

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Печать Бабалон

Бабалон (Babalon) — богиня в мистической системе Телемы, известная также под именами «Багряная Жена» (Scarlet Woman), Великая Мать (Great Mother) и Мать Мерзостей (Mother of Abominations). В «Книге Закона» ее имя отсутствует, но появляется в других, более поздних произведениях Алистера Кроули. В различных мистических системах Бабалон может отождествляться с Шехиной каббалистов, Софией гностиков и т.д.

В общем виде Бабалон символизирует потенциальную сексуальность и Божественную искру, падшую в наш материальный мир и оживляющей его. В Символе веры Гностической мессы она отождествляется с Матерью-Землей как величайшим источником плодородия [1]. В наивысшем своем проявлении Бабалон — супруга или невеста Хаоса («Отца Жизни», мужского творческого начала) и олицетворенные врата Города Пирамид. Таким образом, на каббалистическом Древе Жизни Бабалон связана с двумя сефирот: Малкут (Божественной Дочерью) и Биной (Божественной Матерью).

В описаниях Бабалон нередко предстает как священная блудница, восседающая верхом на Звере. Ее основной символ — Чаша (Грааль).

Символика

Врата Города Пирамид

В мистической системе A.'.A.'. адепт, достигший Познания и Собеседования со своим Священным Ангелом-Хранителем, переходит к следующей — и последней — великой задаче: пересечь Бездну, духовную пустоту небытия и растворения. В Бездне обитает Хоронзон, стремящийся заманить путника в свой мир иллюзий, подчиненных власти разума, находящшегося ниже Бездны. Однако на дальнем берегу Бездны — в каббалистической сефире Бина, отождествляемой с Великой Матерью, — адепта ожидает Бабалон, притяжение и зов которой помогает ему преодолеть эту великую пустоту. Если адепт предастся богине полностью и без остатка, отказавшись от своего земного эго (выражаясь символическим языком, изольет в чашу-Грааль Бабалон всю свою «кровь»), то он превратится в Дитя Бездны (то есть чистую Божественную искру), растущее в ее чреве, и в конце концов возродится как Мастер Храма в сефире Бина.

В метафорической форме этот процесс описан в видении 15-го Эфира в книге «Видение и Голос»:

Кружась, танцовщица поет странным голосом, вначале медленно, но постепенно ускоряя напев: «Се! Я сбираю всех духов чистых и всех их вплетаю в свою ризу огня. Я, как огонь, пожираю жизни людей, и из очей моих сверкают их души. Я — могучая чародейка; я — вожделенье духа. В танце своем я сбираю для матери моей Нуит головы всех, кто крещен водами жизни. Я — вожделенье духа, что снедает людскую душу. Я приготовила пир для адептов, и тот, кто вкусит от него, узрит Бога»[2].

В этой символической роли Бабалон предстает как олицетворенные врата Бины, именуемой также Городом Пирамид. По словам Кроули, она

стережет Бездну. И в ней — совершенная чистота того, что наверху, но при этом она послана как Искупительница к тем, кто внизу. Ибо нет иного пути к Наивысшей тайны, кроме как через нее и Зверя, которого она оседлала[3].

Одно из самых ярких ее описаний содержится в видении 12-го Эфира из книги «Видение и Голос», где Бабалон еще фигурирует под именем «Вавилон»:

«…Да узрит чашу сию тот, чья кровь излилась в нее, ибо вино в чаше сей — это кровь святых. Да славится Багряная Жена, Вавилон, мать мерзостям, сидящая на Звере, ибо кровью их она окропила все пределы земли, и се! смешала ее в чаше блуда своего.

Дыханием поцелуев своих она взволновала ее, и стала кровь сия вином Причастия, вином Субботним; и на Священном Собрании поднесла она его своим прихожанам, и опьянились они и лицом к лицу узрели Отца моего. Тем соделались они причастниками Таинства священного сосуда сего, ибо кровь есть жизнь. Так восседает она в роды родов; и не пресытятся праведные поцелуями ее; и убийствами и любодеяниями своими обольщает она всю вселенную. И явлена в том слава Отца моего, коий есть истина».

(Вино это таково, что крепость его сияет сквозь чашу, опьяняя меня до головокружения. Оно уничтожает всякую мысль. Лишь оно одно остается, и имя ему — Сострадание. Под Состраданием я понимаю таинство страдания, разделенное истинными последователями Высочайшего. И это — экстаз, в котором нет ни капли боли. Его пассивность [passivity] ( = страсть [passion]) подобна самоотдаче в любви.)»[4].

Как стражница Бездны и владычица Грааля, в который изливают свою «кровь» все «святые» (адепты, устремившиеся через Бездну), Бабалон символизирует слияние индивидуальной Божественной искры с универсальной Божественностью. Это подразумевает совершенную пассивность как открытость для всех впечатлений, полную готовность воспринять любой опыт — чем и объясняется связанная с Бабалон символика «священной блудницы» и само ее имя, восходящее к образу блудницы Вавилонской:

Сие — тайна Вавилон, Матери мерзостям, и тайна прелюбодеяний ее, ибо она отдалась всему живому и причастилась таинству его. И соделавшись рабою каждому, стала она госпожой надо всеми. Еще не дано тебе ныне постичь славу ее.

Прекрасна ты, о Вавилон, и желанна, ибо предалась ты всем тварям живым и силу их превозмогла своею слабостью. Ибо, соединившись с ними, ты постигла. Потому называют тебя Пониманием, о Вавилон, Госпожа Ночи![5]

Абсолютная восприимчивость приравнивается здесь к мистическому Пониманию (Бина), которое достигается при слиянии воспринимающего субъекта с воспринимаемым объектом. Уничтожая свое земное эго, адепт сливается воедино со всем сущим и тем самым обретает Понимание: «Ибо кровь твоя смешалась в чаше БАБАЛОН, а потому сердце твое — сердце всеобщее»[6].

Великая Мать

В символе веры Гностической мессы Бабалон отождествляется с Матерью-Землей как величайшим источником плодородия:

И верую в единую Землю, нашу всеобщую Мать, и в единое Лоно, из которого вышли все люди и в котором они упокоятся, Тайное Тайных, имя же Ее — БАБАЛОН[7].

В качестве Великой Матери Бабалон олицетворяет жизненную энергию, оживляющую всякую материю (само это слово происходит от латинского mater — «мать»). Это духовная мать каждого из нас, наш дух, покрытый оболочкой плоти; это архетипическая мать, великая Йони, лоно, из которого вышли все, в чьих жилах струится кровь; это Великое Море, сама Божественная Кровь, омывающая мироздание и струящаяся в наших жилах; и это Мать-Земля, лоно всей известной нам жизни[8].

Гностическая параллель Бабалон — София, Мать всего сущего, а гностический аналог союза Бабалон с Хаосом — первая сизигия, т.е. первое из двойственных начал, породивших материальное бытие. Корреляты пары Бабалон/Хаос — Солнце/Луна, Небо/Земля, Шива/Шакти, Шамаш/Иштар, Думузи/Инанна, Зевс/Семела, Симон/Елена и прочие пары «божественных любовников».

В отличие от Хаоса, олицетворяющего производительную силу или творческую энергию в чистом виде, Бабалон символизирует восприятие, сдерживание, ограничение, направление и применение этой чистой энергии, ее преображение в облагороженную и сосредоточенную силу, необходимую для свершения Великого Делания.

Бабалон как тайное имя Нуит

В комментариях к «Liber V vel Reguli» Кроули описывает аркан XI Таро Тота как «портрет Бабалон и Зверя, земных наместников» Нуит и Хадита. В Первой главе Книги Закона сказано:

Итак, вам я известна под именем моим Нуит, ему же — под именем тайным, кое вручу я ему, когда наконец он познает меня (Liber AL I:22).

В Старом комментарии к Книге Закона - одном из первых - Кроули пишет: Обещание пока еще не исполнилось. Однако во время Работ по постижению Эфиров («Книга 418: Видение и Голос») в 1909 году Кроули получил откровение, что это тайное имя - и есть Бабалон.

BABALON — это не только женское божество и тайное имя Нуит в Телеме. Кроули трактовал Бабалон также как Формулу отречения, подразумевая, что для пересечения Бездны и соединения с Богом человек должен отречься от своего обыденного личного «Я», чтобы освободилась его Божественная искра. Имя BABALON означает «Врата Бога ОН» (Врата (Баб) Ал (бога) Он (Солнца), Врата Бога Солнца). Это Царица Города Пирамид (т.е., сефиры Бина) и Врата в этот город. Исполнив эту формулу магической работы адепт возрождается в новом божественном мире как «магическое дитя» Бабалон. Ее магические орудия — Йони и Чаша (Грааль).

Число Бабалон

Число имени Бабалон составляет 156, как по еврейской, так и по греческой гематрии. Кроме того, число 156 — это количество квадратов в каждой из четырех енохианских Сторожевых Башен, или Скрижалей стихий (12 столбцов умноженные на 13 строк), а эти квадраты, в свою очередь, представляют собой развертки усеченных пирамид, как это представлено в учении Ордена Золотой Зари. На Великой Печати Ордена A.'.A.'. присутствует особая запись числа 156 — при помощи семи семерок (7 — количество букв в имени Бабалон). 77 + (7+7)/7 + 77 = 156. Возглас экстаза соединения с Богом, «HRILIU», звучащий в Гностической мессе, по греческой гематрии также дает число 156 (Ро-Йота-Лямбда-Йота-Дигамма). Кроме того, работе с Формулой Бабалон посвящена одна из «Святых книг Телемы» — «Liber Cheth vel Vallum Abiegni sub figurâ CLVI».

Багряная Жена

Основная статья: Багряная Жена.

Кроули полагал, что у Бабалон есть земная ипостась — своего рода духовный чин или служение, которое может нести воплощенная женщина. Кроули называл этот чин «Багряной Женой» и рассматривал как дополнение к чину «Великого Зверя» (To Mega Therion), земным воплощением которого считал самого себя:

Это БАБАЛОН, истинная возлюбленная Зверя; все его любовницы на более низких планах — лишь Ее аватары [9].

Багряная Жена мыслится как физическое воплощение или представительница универсального женского начала. Ее задача, по мнению Кроули, заключалась в том, чтобы способствовать проявлению энергий Эона Хора (начавшегося, согласно учению Телемы, в день весеннего равноденствия 1904 года, с обретением «Книги Закона»). В одном из комментариев к «Liber V vel Reguli» Кроули отметил, что Багряная Жена и Зверь — это «земные эмиссары» богов Нового Эона.

Многих своих возлюбленных и магических помощниц Кроули рассматривал как Багряных Жен, исполняющих эту вселенскую миссию на Земле. Важную роль в истории Телемы как «аватары Бабалон» сыграли Роза Эдит Келли, Мэри Дести, Лейла Уоддел, Джин Фостер, Родди Майнор и Лия Хирсиг; полный перечень женщин, в тот или иной период исполнявших эту роль, см. в статье Багряная Жена.

Дочь Бабалон

«Кровь святых», смешавшаяся в чаше Бабалон, вновь изливается в мир, наполняя его «жизнью и красотой»: лоно/чаша/Грааль Бабалон порождает Мастеров Храма, возвращающихся в мир людей[10]. Символом этого непрерывного сотворения и обновления вселенной служит роза о сорока девяти лепестках, окрашенная во все цвета и оттенки[11]. Но главный визионерский образ мироздания, возрождаемого кровью святых из чаши Бабалон, — дочь Бабалон как «девственная вселенная», описанная в видении 9-го Эфира:

Между тем мы миновали ряды воинов и вступаем во дворец, каждый камень в стенах которого — драгоценный камень самоцвет в оправе из миллионов лун.

Дворец этот — не что иное, как тело девы, горделивой, изящной и невообразимо прекрасной. Обликом она — как дитя двенадцати лет от роду. Веки ее очень темны, ресницы — длинны. Глаза закрыты или полуприкрыты. Сказать о ней что-либо еще невозможно. Она обнажена; все тело ее покрыто тончайшими золотыми волосками — это электрические разряды, которыми вооружены, словно копьями, могучие и грозные ангелы, чьи нагрудники — чешуи кожи ее. А волосы на голове ее, ниспадающие до самых пят, — то истинный свет самого Бога.

Из всех красот, что наблюдал в Эфирах Духовидец, ни одна не сравнится даже с ногтем мизинца ее. Приобщиться к этому Эфиру без церемониальной подготовки он не может, однако даже при созерцании со стороны он потрясен не меньше, чем от приобщенья ко всем предыдущим Эфирам вместе взятым.

Духовидец охвачен изумленьем — безмятежно спокойным.

Кольцо горизонта над нею — сонм сияющих архангелов, держащихся за руки, стоящих в кругу и поющих: «Это дочь БАБАЛОН Прекрасной, кою она породила от Отца всего сущего. И от всего сущего она породила ее.

Сие — Королевская Дочь. Сие — Дева Вечности. Ее отвоевал Святой у Исполина-Времени, и она — награда для тех, кто одолел Пространство. Она возведена на Престол Понимания.

Свято, свято, свято имя ее, запретное для людей. Называли же ее Корой и Малкой, Бетулой и Персефоной.

И поэты измышляли о ней лживые песни, и пророки говорили о ней пустое, и юноши мечтали о ней вотще; но вот она, непорочная, имя имени коей запретно. Мысль не пронзит доспех славы ее, ибо замертво падает мысль пред лицом ее. Память безмолвствует, и в самых древних магических книгах не найдется ни заклинаний, чтобы воззвать к ней, ни славословий, чтобы вознести ей хвалу. Воля склоняется, как тростинка, пред бурями, что бушуют на границах царства ее, и само воображение не в силах прозреть ничего, сверх единого лепестка тех лилий, на которых она стоит она посреди озера хрустального, посреди стеклянного моря.

Семью звездами она украсила власы свои — семью вздохами Бога, движущими и волнующими совершенство его. И собрала она власы свои семью гребнями, на которых начертаны семь тайных имен Бога, не ведомых ни ангелам, ни архангелам, ни самому Предводителю воинств Господних.

Свята, свята, свята ты, и благословенно вовеки имя твое, о ты, для которой Эоны — лишь биения крови твоей»[12].

Бабалон в магии Телемы

Звездный Рубин

В телемическом ритуале Звездного Рубина в версии 1913 года божественное имя «Бабалон» соотнесено с севером. Это имя полагается «возопить»; оно, по-видимому, связано с Орлом — высшим символом зодиакального знака Скорпиона. Однако в примечании к видению 24-го Эфира, NIA, Кроули указывает:

Зверь и Багряная Жена соответствуют Льву и Воде Скорпиона. Они суть двуединый Верховный Служитель Храма в Новом Эоне Херу-Ра-Ха. (Обратите внимание, что Орел-Керуб в 23-м Эфире предстает как Водолей. А Скорпион — Жена-Змея. Это важно, поскольку по старой системе Орлу соответствовал Скорпион.)[13].

Из этого следует, что Орел, некогда служивший керубическим животным Скорпиона, теперь оказывается соответствием Водолея и стихии Воздуха. И наоборот, Ангел Водолея превратился в Жену-Змею, Змеедеву, символ Скорпиона.

Не исключено, что это изменение соответствий стало одной из причин, по которым в 20-е годы Кроули решил переделать ритуал Звездного Рубина. В новой версии ритуала Бабалон соотнесена с западом, а имя ее предписывается «прошептать».

В обоих версиях ритуала сторона света, в которой совершается призывание Бабалон, поставлена в соответствие стихии Воды.

Ритуал Метки Зверя

В ритуале Метки Зверя («Liber V vel Reguli») Бабалон соотнесена с двумя нижними чакрами — свадхистханой и муладхарой. Для ее инвокации используется перевернутая призывающая пентаграмма Воды.

Таро Тота

Изображение с XI аркана «Таро Тота»

В колоде «Таро Тота» Бабалон изображена на карте «Вожделение» (аркан XI), а в «Книге Тота» этот образ описывается так:

Она восседает на Звере; в левой руке она держит поводья — символ страсти, связывающей ее со Зверем. Правой рукой она возносит чашу — Святой Грааль, пылающий любовью и смертью. В чаше этой смешаны элементы причастия нового Эона[14].

В описании аркана XI Бабалон и Зверь (Терион) соотносятся с образами Луны и Солнца как архетипических Матери и Отца, порождающих земные аватары богов Нового Эона:

Жену на этой карте можно считать образом Луны, полностью озаренной Солнцем и слившейся с ним в любовном соитии, дабы породить, во плоти и в человеческом облике, посланника или посланников Владыки сего Эона[15].

Происхождение

Блудница Вавилонская

Уильям Блейк, «Блудница Вавилонская», 1809

Образ Бабалон восходит к библейским метафорам, связанным с Вавилонской империей (древние евреи питали к вавилонским завоевателям многовековую неприязнь). Яркий пример такой метафоры встречается, например, в Книге пророка Иеремии, 51:7, где весь вавилонский народ представлен в образе золотой чаши: «Вавилон был золотою чашею в руке Господа, опьянявшею всю землю; народы пили из нее вино и безумствовали». Позднее под христианским влиянием сложился образ «блудницы Вавилонской», которую святой Иоанн описал в своем Откровении (17:1—6)

…и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим.

Многие из этих образов и выражений содержатся в описаниях Бабалон в Святых книгах Телемы и в исследовательских работах Кроули, однако в учении Телемы их символика и этическая нагрузка радикально переосмыслены с каббалистических и мистических позиций. Суть своего отношения к новозаветному источнику Кроули выразил в книге «Видение и Голос»:

Все, что мне удалось уловить, — это то, что Апокалипсис составлен из дюжины или около того разрозненных аллегорий, попросту собранных вместе и беспощадно выхолощенных в попытке превратить их в связное повествование; и что позднее эта компиляция была переработана и отредактирована с целью укрепления позиций христианства, ибо люди сетовали, что христианство не может предложить своим последователям ни подлинно духовного знания, ни пищи для лучших умов, — в сущности, вообще ничего, кроме чудес, способных обмануть только самого закоренелого невежду, и теологии, способной заинтересовать только педанта.

Итак, упомянутую компиляцию взяли и перекроили на христианский лад, придав ей стилистическое сходство с Иоанном. И этим объясняется, почему конец света не случается каждые несколько лет, вопреки обещанному[16].

Гностические параллели

В гностических текстах начала христианской эры содержатся образы, схожие с Бабалон и в некотором смысле предвосхищающие учение об этой телемической богине. Гностики из секты барбелитов поклонялись богине Барбело, которая считалась вечной матерью света, дочерью и одновременно супругой Армодзеля, отца всего сущего. В «Апокрифе Иоанна» Барбело описывается как «совершенный эон славы», «первая Мысль» и образ Единого, «все зачавшая, ибо она ранее всего остального». За поклонение этой богине барбелиты заслужили репутацию развратников и великих грешников.

Еще один гностический образ, напоминающий телемическую Бабалон, обнаруживается в трактате «Гром. Совершенный Ум», где богиня, от лица которой ведется речь, наделена такими же парадоксальными качествами, как и Бабалон в Телеме:

Ибо я первая и последняя. Я почитаемая и презираемая. Я блудница и святая. Я жена и дева. Я мать и дочь. Я члены тела моей матери. Я неплодность, и есть множество ее сыновей. Я та, чьих браков множество, и я не была в замужестве. Я облегчающая роды и та, что не рожала. Я утешение в моих родовых муках. Я новобрачная и новобрачный. И мой муж тот, кто породил меня. Я мать моего отца и сестра моего мужа, и он мой отпрыск. Я раба того, кто приготовил меня. Я госпожа моего отпрыска. Но он тот, кто породил меня до времени в род рождения. И он мой отпрыск во времени, и моя сила — от него[17].

Бабалон в енохианской магии

Еще один источник образа Бабалон — система енохианской магии, разработанная в XVI веке Джоном Ди и Эдвардом Келли. С именем Бабалон связаны два слова из енохианского языка, лежащего в основе системы: BABALOND («блудница») и BABALON («грешники»). Кроме того, в 1587 году, при работе с 7-м енохианским ключом, Ди и Келли получили видение великой блудницы, во многом схожей с Бабалон:

Я — Дочерь Стойкости, и ежечасно вершат надо мною насилье от юности моей. Ибо я — Пониманье, во мне обитает знанье; и гнетут меня небеса. Они вожделеют меня и вечно желают меня с неутолимой жаждой; ибо ничто земное от века меня не держало в объятьях, ибо скрыта я в Солнечном Круге и укрыта облаком утра. Ноги мои быстрее ветров, руки мои свежее утренних рос. Одеянья мои изначальны, и обитель моя — я сама. Лев не ведает, где я хожу; зверь полевой не разумеет меня. Я лишена невинности, и все же я — дева; я освящаю все, но я не освящена. Счастлив тот, кто обнял меня, ибо в ночи я сладка и днем полна наслажденья. Окруженье мое — созвучье многих кимвалов; губы мои слаще доброго здравья.

Я — блудница для тех, кто вершит надо мною насилье; я — дева для тех, кто не знает меня. Ибо многие любят меня, и я возлюбила многих; и всем, кто приходит ко мне, как им подобает, даю я утеху. Очистите улицы ваши, о вы, сыны человека, и вымойте дочиста домы свои; станьте и сами святы и облекитесь праведностью. Изгоните прежних своих блудниц и сожгите одежды их; избегайте общества жен оскверненных, распутных, не столь прекрасных, как я; и тогда я приду к вам и буду жить среди вас; и, се! я рожу вам детей — Сынов Утешенья.

Распахну я одежды свои, и встану нагой перед вами, дабы сильнее разжечь вашу любовь ко мне. Я ступаю по облакам; ветер носит меня в поднебесье; и не могу я сойти к вам из-за множества мерзостей ваших и скверны ваших жилищ. Смотрите на сих четверых: кто скажет: «Они согрешили»? и перед кем держать им ответ? Не перед вами, о вы, сыны человека, и не перед детьми ваших чресл; ибо судить своих слуг дано одному лишь Владыке.

Пусть же земля дарует свои плоды вам; и бесплодные горы рождают цветы там, где ступит нога ваша. Счастлив тот, кто вас встречает добром; и проклятье тому, кто поднимет руку на вас. И будет отныне дана вам сила против врагов ваших, и будет Владыка всегда внимать вам во дни невзгод. Я же ниспослана в мир, дабы предстать вам в обличье блудницы и щедро вас одарить дарами других людей; готовьтесь принять меня, ибо мой час уже близок.

Приготовьте Покои свои для меня, пусть будут чисты и приятны; ибо я утвержу обитель мою среди вас; я пребуду с отцом и солнцем, о да! и со всеми, кто благоволит вам, ибо юность моя — в цвету, и не иссякнет сила моя в человеке. Я сильна вверху и внизу. Посему приготовьтесь ко мне. Ибо, смотрите: я ныне приветствую вас. И да будет мир среди вас, ибо я — Дочь Утешенья.

Не открывайте тайн моих женам; и не давайте им знать, сколь я сладка; ибо всё это — не для всех[18].

Келли получил это откровение от некой духовной сущности, которую он описал так: «Весь ее убор — как чеканное золото; на челе ее — крестовидный кристалл, шея и грудь открыты, так что видны сосцы; на ней свободный пояс чеканного золота с золотой подвеской, свисающей до земли»[19].

Сущность эта не отождествляется с Бабалон прямо, однако в речи ее ярко выражены те качества, которые устойчиво ассоциируются с Бабалон в современном телемическом контексте: сила, высшее духовное понимание и парадоксальное сочетание качеств блудницы и святой.

Примечания

1. Helena; Tau Apiryon. “The Invisible Basilica: The Creed of the Gnostic Catholic Church: An Examination” (http://www.hermetic.com/sabazius/creed_egc.htm); Кроули, Алистер. Ecclesia Gnostica Catholica. Гностическая католическая церковь. М.: Ганга, Телема, 2008, сс. 52—53.
2. Кроули, Алистер. Видение и Голос. Книга Еноха. М.: Ганга, Телема, 2010, с. 143.
3. Кроули, Алистер. Магия без слёз, глава 12.
4. Кроули, Видение и Голос, op. cit., сс. 161—162.
5. Ibid., с. 162.
6. Ibid., с. 214.
7. Алистер Кроули. Ecclesia Gnostica Catholica. Гностическая католическая церковь. М.: Ганга, Телема, 2008, с. 80.
8. Apiryon, T; Helena. Mystery of Mystery: A Primer of Thelemic Ecclesiastical Gnosticism (2nd ed.). Red Flame, 2001.
9. Кроули, Видение и Голос, op. cit., с. 141.
10. Ibid., c. 77.
11. Ibid., c. 71.
12. Ibid., сс. 185—186.
13. Ibid., с. 85.
14. Кроули, Алистер. Книга Тота. М.: Ганга, Телема, 2010, с. 139.
15. Ibid.
16. Ibid., сс. 230—231.
17. «Гром. Совершенный ум», 13.16—14.5.
18. Dee, John. A true & faithful relation of what passed for many years between Dr. John Dee ... and some spirits. London: Printed by D. Maxwell for T. Garthwait, 1659.
19. Ibid.