Харрис, Фрида

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Фрида Харрис

Маргарита Фрида Харрис (в девичестве Блоксам, 1877, Лондон, Англия — 11 мая 1962, Сринагар, Индия), английская художница, мистик и оккультист, была женой баронета Перси Харриса. Фрида Харрис состояла в обществе сомасонов — тайной организации, по структуре и деятельности подобной масонским братствам, но, в отличие от последних, допускающей женщин в свои ряды. Для этой организации она как художница создала так называемые чертежные доски — символические рисунки, использовавшиеся в ритуалах. Известность Фрида Харрис получила благодаря совместной работе с Алистером Кроули, итогом которой стало создание колоды карт Таро Тота.

Семья

Фрида Блоксам была дочерью хирурга Джона Эстли Блоксама, члена Братства Королевской коллегии хирургов. В апреле 1901 года она вышла замуж за Перси Харриса. Харрис занимал пост главного организатора либеральной партии в британском парламенте, а позднее (1916—1918 и 1922—1945) — председателя Британского международного либерального совета. В 1932 году муж Фриды получил титул баронета, и у нее появилось право называть себя «леди Харрис», но она предпочла именоваться «леди Фрида Харрис».

У Фриды и Перси Харриса родилось два сына: Джек (р. 1906, впоследствии сэр Джек Харрис) и Томас (р. 1908).

Знакомство с Кроули

Фрида Харрис познакомилась с Алистером Кроули 9 июня 1937 года (в возрасте 60 лет) благодаря известному писателю и журналисту Клиффорду Баксу (1886—1962), приятелю Кроули, в то время искавшему, по его просьбе, художника для работы над проектом по изданию исправленной колоды Таро. Первоначально Бакс предполагал представить Кроули других художников — Мьюма Стюарта и Лесли Бланш, однако те не явились на встречу, и тогда он решил пригласить Фриду Харрис, с которой общался в масонских кругах.

В том же году Фрида Харрис заинтересовалась антропософией и стала изучать труды Рудольфа Штайнера, оказавшие влияние на ее художественный стиль. Мистическая глубина сочеталась в ее творчестве с особой художественной техникой, в основе которой лежали идеи проективной геометрии (эта наука входила в программу антропософских исследований, и Харрис занималась ею частным образом у двух учеников Штайнера — Джорджа Адамса и Оливии Уичер) основанной на идеях Иоганна Вольфганга Гете, которые находят свое отражение в учениях Штайнера: представление о единстве пространства и времени и о сущностном тождестве центральной точки и бесконечного пространства (последнее также является одним из основных положений оккультной философии Кроули).

Еще в феврале 1938-го Кроули записал в своем дневнике, что Харрис «по-настоящему встала на Путь», а 3 мая добавил: «Теперь она — настоящая ученица». 11 мая 1938 года Кроули присвоил Фриде Харрис сразу IV° О.Т.О., учитывая её предыдущие масонские посвящения. При посвящении Харрис приняла магическое имя «Сестра TzBA». Древнееврейское слово TzBA соответствует по гематрии числу 93 — важнейшему числу телемической нумерологии — и имеет несколько значений: «воинства, сонмы», «деятельный», а также «ревностный, усердный».

Кроули также начала обучать ее гаданию, и из предложенных методов прорицания она выбрала «И Цзин»:

«Из нескольких вариантов вы остановили свой выбор на “И Цзин”. Я это одобряю это, так “И Цзин” — ключ к той живописи, которую вы искали до того, как познакомились со мной <...> Если вы хотите создать что-то новое в искусстве, вам нужен новый ум — ум, озаренный Высшей Триадой».

Писатель Уильям Холт в своей автобиографии рассказывает, как однажды вместе с Фридой Харрис посетил Кроули, жившего тогда в Лондоне по адресу Джермин-стрит, 93 (в районе Пикадилли). Пока Харрис рисовала наброски углем, шло обсуждение «Книги Тота», которую писал Кроули.

Подруга Кроули Грета Валентайн, лондонская светская дама, также была знакома с Фридой Харрис. Большую часть работы над колодой «Таро Тота» Кроули и Харрис провели в доме Валентайн в лондонском Гайд-парке.

Создание Таро

Идея создания принципиально новой колоды исходила, как ни удивительно, не от Кроули, а от Фриды Харрис. Именно она побудила Кроули переработать традиционные образы Таро и написать о них книгу, которую пообещала снабдить соответствующими иллюстрациями. Сперва Кроули отказывался: изначально в его планы входило лишь выбрать «лучшую из уже имеющихся колод» и перерисовать ее, внеся кое-какие отдельные поправки в изобразительную символику, — на это, как он полагал, уйдет около полугода. Однако Харрис продолжала настаивать на своем, требуя радикально преобразовать старую систему, дополнив ее своими оккультными, магическими, духовными и научными наработками. В конце концов, она сделала Кроули предложение, от которого тот не смог отказаться, поскольку в то время был крайне стеснен в средствах: Харрис будет выплачивать ему еженедельное жалование в два фунта стерлингов, а он за это будет обучать ее магии.

На протяжении всей работы над проектом Харрис регулярно выплачивала Кроули обещанное жалование. Кроме того, она задействовала свои общественные связи для финансового обеспечения выставок готовых акварелей, выпуска каталогов и, в конечном счете, издания самой колоды. Выставки полотен с образами будущих карт Таро проводились по крайней мере трижды: в июне 1941 года — в галерее Николсона и Венна (Оксфорд), в июле 1942-го в галерее Беркли (Кембридж) и в августе 1942-го — в здании Королевского общества художников-акварелистов (Кондит-стрит, Лондон). По настоянию Фриды, Кроули на выставках не присутствовал и имя его в программных статьях не упоминалось — во избежание скандала. К выставкам было выпущено два каталога. К оксфордскому мероприятию Кроули написал заметки о Таро, снабженные торжественным названием «Выставка игральных карт: Таро (Книга Тота) 78-ми картин, представленное в согласии с традицией Посвященных и современной научной мыслью, а также прочие оккультные и алхимические зарисовки». Однако в каталог эти заметки не вошли, что вызвало у Кроули немалое возмущение и едва не привело к ссоре с Фридой Харрис. В каталоге для выставки, прошедшей в галерее Беркли, эти заметки были включены в качестве цитат в статью, написанную Робертом Сесилом (1913—1994, дипломатом, писателем и ученым-историком, с которым Кроули в то время поддерживал дружеские отношения) и озаглавленную попросту «Выставка 78-ми картин Таро Фриды Харрис».

Эти выставки и статьи были призваны привлечь внимание общественности и собрать средства, необходимые для публикации карт Таро и книги с их описанием.

Процесс создания Таро Тота

Колода Тота создавалась на протяжении пяти лет, с 1938-го по 1943-й: столько времени понадобилось художнице, чтобы создать по указаниям Кроули семьдесят восемь акварельных полотен, которые затем были воспроизведены в форме карт Таро. Приступая к работе над колодой, Фрида Харрис одновременно постигала азы магического искусства и самой системы Таро: в этой области она была новичком, несмотря на значительную осведомленность в эзотерической философии и ритуальной практике. Прежде всего она тщательно изучила традиционные образы Таро и описания Таро Золотой Зари, опубликованные в «Эквиноксе» (I, 8). Затем она приступила к разработке арканов, скрупулезно следуя указаниям Кроули, подчас не вполне понятным, противоречивым и нередко менявшимся в процессе работы. Сохранились свидетельства, что леди Харрис погрузилась в тему так глубоко, что в событиях ее жизни начали воплощаться идеи арканов, над которыми она работала в соответствующий период (к примеру, при создании Восьмерки и Девятки Мечей ее преследовали всевозможные неприятности и проволочки).

Кроули, со своей стороны, высоко ценил ее творчество и отзывался о нем с восхищением, редким для человека, крайне скупого на похвалы. В своем введении к «Книге Тота» он писал:

«Она вложила свой гений в эту Работу. Она невероятно быстро вошла в ритм и с неистощимым терпением принимала все указания своего фанатичного надсмотрщика, нередко переделывая одну и ту же карту вплоть до восьми раз, пока та не приходила в точное соответствие с его ванадиевым эталоном!»

На протяжении всего проекта Харрис настаивала на своей анонимности, но, тем не менее, радовалась этой работе — несмотря на достаточно сомнительную репутацию Кроули, который выступал «лицом» проекта. Первое издание «Книги Тота» (выпущенное ограниченным тиражом в 200 экземпляров) увидело свет уже после смерти Кроули и Харрис.

Отношения Кроули и Фриды Харрис

О личных отношениях между создателями колоды Тота известно не так уж много. В период работы над колодой им обоим было уже за шестьдесят; у Кроули к тому времени серьезно пошатнулось здоровье, а леди Харрис вела чрезвычайно активную общественную жизнь, в которой едва ли нашлось бы место для бурных романтических отношений, так что сотрудничество их, вопреки некоторым предположениям, не было обременено любовной связью. Однако все свидетельствует о том, что Фриду Харрис и Алистера Кроули связывала искренняя и прочная дружба, выдержавшая испытание временем, хотя и омрачавшаяся периодическими размолвками. Достаточно серьезные разногласия возникли, например, в связи с вопросом о правах на колоду Тота, когда Кроули объявил ее своей собственностью на две трети и даже нанял адвокатов для защиты этого требования. Однако все размолвки разрешались миром, а из сохранившихся писем явствует, что Харрис питала к Кроули неизменную приязнь и сочувствие:

«Не надо, Алистер, говорить мне “полюбите меня хоть немножко”. Вы, смею надеяться, — мой друг, а когда мои друзья бывают со мной невежливы, я этого не запоминаю. Что бы там ни было, они остаются стержнем, узловой точкой, средоточием, из которого исходит все самое приятное, что есть в моей жизни» (28 января 1940 года).

29 мая 1942 года Кроули написал Пирсону, фотограверу колоды Тота:

«Я хотел бы подчеркнуть, что я абсолютно предан леди Харрис и был свидетелем бесчисленных актов доброты с ее стороны, доказывающих, что в этом отношении она отвечает мне взаимностью».

После выставок в июле 1942 года переписка Харрис и Кроули прервалась. Тем не менее, они продолжали достаточно плотно общаться, и Фрида часто навещала Кроули, особенно в последние месяцы его жизни. Сохранился карандашный портрет Кроули, который она сделала на его смертном одре.

Последние дни Кроули

В декабре 1947 года Фрида Харрис посетила Кроули на смертном одре (он уже был при смерти и не узнал ее). Она была в числе исполнителей его завещания; она была одной из немногих, кто пришел на его похороны; она устроила по нему пышные поминки; она продолжала сотрудничать с американским отделением O.T.O. и оказывала финансовую поддержку сыну Кроули, Алистеру Ататюрку (1938—1978).

После смерти Кроули, 7 декабря 1947 года, Фрида написала немецкому члену О.Т.О. Фредерику Меллингеру:

«О нем хорошо заботились. Около трех месяцев назад я наняла ему сиделку, так как он выглядел грязным и имел запущенный вид. Рядом с ним находились Уотсон, преданный ему всей душой, и Саймондс, — оба заботились о нем по мере сил. Уже под конец приехала миссис Макальпин с мальчиком. В последний раз я видела его в тот день, когда он умер, но он не узнал меня. Насколько я понимаю, миссис Макальпин была с ним до конца. Она говорит, что не было никакой агонии: он просто перестал дышать.

Я буду ужасно скучать по нему.

Невосполнимая потеря.

Любовь есть Закон, Любовь в согласии с Волей

Искренне Ваша

Фрида Харрис»

Спустя одиннадцать лет, в одном из писем 1958 года, она все еще вспоминала о своем наставнике и соавторе с нежностью и теплом.

Фрида также переписывалась с Джеральдом Гарднером и с Карлом Гермером, преемником Кроули на посту главы О.Т.О, которому она пыталась помочь навести порядок в европейской части Ордена после смерти Кроули.

Фрида Харрис и Луис Уилкинсон стали душеприказчиками Кроули.

После Кроули

В 1948 году Харрис намеревалась провести лекционный тур по Соединенным Штатам и выставить для публики оригинальные картины, на которых основана колода «Таро Тота». Но эти планы так и не осуществились.

После смерти мужа в 1952 году Фрида переехала в Индию. Умерла она в Сринагаре 11 мая 1962 года. Оригинальные картины «Таро Тота» она завещала своему собрату-телемиту Джеральду Йорку, который, в свою очередь, передал их Институту Варбурга вместе со многими другими кроулианскими материалами, собранными за долгие годы. У себя Йорк сохранил лишь несколько альтернативных версий карт и некоторые предварительные исследования, которые позднее продал через книготорговца Гарольда Мортлейка.

Итог плодотворным трудам Фриды Харрис подводят слова Кроули, сказанные о ней во введении к «Книге Тота»:

«Пусть же страстная “любовь в согласии с волей”, которую она вложила в эту сокровищницу Истины и Красоты, изливается из Великолепия и Силы ее труда, озаряя мир; пусть это Таро послужит отважным мореплавателям Нового Эона картой, что проведет их через Великое Море Понимания к Городу Пирамид!»