Серафим

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Каббала
Kabala931.png
Каббалистические термины и понятия

Адам КадмонАйк БекарАлбатАрик АнпинАтбашБезднаБуквенная каббалаГематрияГилгулГолемДвекутДуша в каббалеЗавесы негативного бытияЗеир АнпинИббурЙихудимКаббалистический крестКаббалаКаводКешетЛестница ИаковаМалкаМеркабаМиры каббалистическиеНахарНефешНешамаНотариконОтсчёт ОмераПарокетПарцуфимПентаграмматонПятьдесят Врат БиныРуахРуах ха-КадошСрединный столпТемураТетраграмматонТиккунХайот ха-КадошЦимцумШехина

Каббалистические техники

Медитация каббалистическаяВибрирование Божественных имен

Древо Жизни

Древо ЖизниСефиротКетерХокмаБинаДаатХеседГебураТиферетНецахХодЙесодМалкут

Иврит

ИвритАлефБетГимелДалетХеВавЗайинХетТетЙодКафЛамедМемНунСамехАйинПеЦаддиКофРешШинТав

Божественные имена

АдонаиТетраграмматонПентаграмматонШаддай Эль ХаиШем ха-МефорашЭмет

Архангелы

МетатронРациэльЦафкиэльЦадкиэльКамаэльРафаэльХаниэльМихаэльГабриэльСандальфонУриэль

Ангелы

Хайот ха-КадошОфанимАралимХашмалимСерафимМалахимЭлохимБене ЭлохимКерубимАшимГалгалим

Клипот

КлипотТаумиэльГагиэльСатариэльГогшеклаГолахабТагириронОраб ЗерекСамаэльГамалиэльЛилит

Демонические сущности

Самаэль (персонаж)Лилит (персонаж)МастемаНефилимБегемотЛевиафанЗизДиббукНехуштанРаавЦари Едомские

Персоналии

Авраам Абулафиярабби Акиваграф АппоньиХаим ВитальЗеев бен Шимон ГалевиАвраам ГеррераПэт ЗалевскиАвраам ибн ЭзраМоше ИдельИсаак СлепойТомас КарлссонМоше КордовероАлистер КроулиЛазар ЛененИсаак ЛурияМоше Хаим ЛуццаттоПико делла МирандолаМоше де ЛеонГарет НайтНатан из ГазыПапюсГийом ПостельИзраэль РегардиИоганн РейхлинКнорр РозенротМакс ТеонАртур УэйтДион ФорчунЯков ФранкФредерик ХоклиМарк ХэйвенСаббатай ЦвиШимон бар ЙохайГершом ШолемЭлифас Леви

Книги по каббале

Сефер БахирСефер ЗогарСефер ЙецираСефер РазиэльСефер СефиротГранатовый сад Регарди

История каббалы

Английская каббала Нового Эона

Серафим, деталь мозаики Храма Святой Софии в Стамбуле

Серафим (ивр. ‏שְׂרָפִים‏‎; множественное число от ‏שָׂרָף‏‎ — «пылающий, горящий, огненный») — ангельский чин, упоминаемый в иудейской и христианской традиции, а также исламе.

Серафимы в Библии

Традиция ставит серафимов на первое место в христианской ангелологии и на пятое место из десяти в еврейской ангельской иерархии, относя их к сефире Гебуре каббалистического Древа Жизни. В основополагающем отрывке из Книги пророка Исаии (Исаия 6: 1–8) этот термин используется для описания существ, имеющих шесть крыльев: двумя — они закрывают ноги, двумя — лица и с помощью двух — летают. Они предстоят Господу, восседающему на престоле, взывая друг к другу и прославляя Бога: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!». Эта тронная сцена с ее тройным призывом к святости оказала глубокое влияние на последующее богословие, литературу и искусство. Серафимы упоминаются как небесные существа в неканонической Книге Еноха и канонической Книге Откровения. Серафимы в этой книге изображены а антропоморфном облике, один из серафимов прилетел к Исаии, держа в руке клещами горящий угль с жертвенника, и коснулся им уст пророка, чтобы очистить его от греха (Ис 6.6-7).

На иврите слово «sarap» восходит, вероятно, к глаголу saraph — «пылать», «жечь», отсюда значение слова «серафим» — «огненный», «пылающий». Также это слово семь раз используется в тексте Еврейской Библии как существительное, обычно для обозначения ядовитых змей и медного змея, воздвигнутого Моисеем (Числ 21.6-9; Втор 8.15; 4 Цар 18.4), а также летающих змей — драконов (Ис 14. 29; 30. 6).

И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ (Чис. 21:6).
И сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя (Чис. 21:8).
не радуйся, земля Филистимская, что сокрушен жезл, который поражал тебя, ибо из корня змеиного выйдет аспид, и плодом его будет летучий дракон (Ис. 14:29).

Причина, по которой слово «горящий» также использовалось для обозначения змеи, не является общепризнанной; это может быть связано с огненными цветами определенной змеи или, возможно, с ощущением жжения, оставленным ее ядовитым укусом. Несмотря на то, что множественное число этого слова (серафим), встречается как в Книге Чисел, так и у пророка Исаии, только у Исайи оно используется для обозначения ангельского существа.

Урей с красной короной Нижнего Египта. 664–332 гг. до н.э.

По мнению ряда исследователей, на образ библейских серафимов повлиял образ змея урея (золотого змеи или кобры), изображение которого египетские фараоны носили на лбу. египетской иконографии. Там урей использовался как символ суверенитета, царской власти, божественности и божественной власти. В египетской иконографии уреи изображались без крыльев или с двумя или четырьмя крыльями. Они выплевывали яд или огонь.

Серафимы упоминаются также в Откровении Иоанна Богослова (Апокалипсисе):

И перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади.
И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.
И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет. (Отк.4:6—9).

Как небесные существа серафимы упоминаются также в неканонической Третьей «Книге Еноха» (Книге Небесных Дворцов). Там также описывается Серафиэл, князь серафимов:

(1) Над ними князь чудесный, благородный, великий, уважаемый, могущественный, владетельный, предводитель и вождь прославленный, чествуемый и возлюбленный.
(2) Он весь исполнен яркости; весь исполнен восхваления и лучезарности; весь исполнен света; весь исполнен красоты; весь исполнен приятности; весь исполнен величия и значимости.
(3) Внешностью весь он подобен ангелу, а тело его подобно (телу) орла.
(4) Его сверкание подобно молнии, его вид подобен угольям, его краса подобна вспышкам молнии, его величие подобно горящим угольям, его украшения подобны хаишаллим, его лучезарность подобна свету утренней зари, его облик подобен великому свету, его высота, как семь небес, свет его глаз, как семикратный свет.
(5) Сапфировый камень на его главе — размером с целый мир, и его сияние по чистоте подобно (сиянию) самих небес.
(6) Его тело исполнено глаз, подобно звездам на небесах, бесчисленных {и неисчислимых}; и каждый глаз подобен утренней звезде. И (также) есть среди них подобные малому светилу, и есть среди них подобные большому светилу. От его лодыжек до его колен они подобны молниеносным звездам, от колен до бедер — утренней звезде, от бедер до талии — свету луны, от талии до шеи — свету солнца, а от шеи до лба — непреходящему свету.
(7) Венец на его голове излучает свет, подобно Трону Славы, и высота венца (соответствует) путешествию в 502 года. Нет такого рода лучезарности, такого рода свечения, такого рода яркости, такого рода света в мире, который бы не присутствовал в этом венце. Серафи'эл — имя этого князя, а название венца, который у него на голове, — «Князь мира (שלום)» Почему его зовут Серафи'эл? Потому что он управляет серафимами, и пламенные серафимы поручены его попечению. Он стоит над ними день и ночь и обучает их песням, псалмам, хвалебным речам, могуществу и величию, дабы они могли прославлять своего Царя всеми видами восхвалений и Кедушши[1].

Серафимы в иудейской традиции

Ученый XII века Маймонид поместил серафимов в пятый из десяти ангельских чинов в своем изложении еврейской ангельской иерархии. В каббале серафимами являются высшие ангелы Мира Брии («Творение», первосотворенное царство, божественное понимание), чье понимание своей удаленности от абсолютной божественности Ацилут вызывает их постоянное «сгорание» — анигиляцию, через которую они соединяются с Богом.

На иудейской печати VIII века до н. э. серафимы изображены как летающие аспиды (змеи).

Серафимы в христианской традиции

Греческий христианский теолог Ориген (ок. 185 — ок. 254) в своей книге «О началах» (I:3) писал, что серафимы в «Книге Исайи» являются физическим представлением Христа и Святого Духа.

под двумя шестикрылыми серафимами, которые, по описанию Исайи, взывали друг к другу и говорили: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф», должно

разуметь единородного Сына Божия и Святаго Духа.

По мнению Оригена, уникальность серафимов состоит в том, что им открыто знание о Боге, что возвышает их до божественного уровня.

В книге «О небесной иерархии» из корпуса Дионисия Ареопагита серафимы помещены в первой ангельской триаде и описываются так:

Что касается до наименования серафимов, то оное ясно показывает непрестанное... их стремление к Божественному, их... быстроту, постоянную, неослабную и неуклонную стремительность... способность действительно возводить низших в горние... [их] всегда открытую, неугасимую, постоянно одинаковую светообразную и просвещающую силу... (Агеор. CH VII 2).

Средневековый теолог и философ Фома Аквинский (1225 — 1274) в своей книге «Summa Theologiae» так описывает природу серафимов:

имя "Серафим" является производным не только от любви-каритас, но и от избытка любви-каритас, что подразумевают имена "пыл" и "горение". Поэтому Дионисий в 7 главе "О небесной иерархии" истолковывает имя "Серафим" через свойства огня, обладающего избытком тепла. Но в отношении огня мы можем рассмотреть три [момента]. Во-первых, движение, постоянное и направленное "вверх". И этим обозначается неуклонное движение к Богу. — Во-вторых, некую активную силу, которой является тепло. И в огне обнаруживается не просто тепло, но тепло в сочетании с некоей остротой, поскольку огонь обладает максимально проникающим действием и распространяется вплоть до мельчайших вещей, как бы с некоей избыточной страстью. И этим обозначается действие этих ангелов, переходящее на подчиненных им с великой силой, воодушевляющее их с такой же страстью и полностью своим горением их очищающее. — В-третьих, в огне надлежит рассмотреть некую его яркость. И этим обозначается то, что эти ангелы в самих себе имеют неизбывный свет, а также то, что они совершенным образом просвещают других[2].

По мнению Фомы Аквинского, «Серафимы обладают превосходством пыла [любви]».

Итальянский гуманист и философ Джованни Пико делла Мирандола (1463 — 1494) в своей «Речи о достоинстве человека» (1487 г.) трактует пламенных Серафимов в качестве высших образцов человеческого устремления:

Серафим горит в огне любви, херувим блистает великолепием разума, трон хранит твердость судьи. Итак, если, предавшись деятельной жизни, мы примем на себя справедливую заботу о низших, то укрепимся стойкой твердостью трона. Если, освободившись от дел, предадимся созерцанию на досуге, постигая творца в работе и работу в творце, то засверкаем светом херувима. Если только загоримся истребляющим огнем любви к творцу, то вспыхнем внезапно в образе серафима. <...> Итак, находящийся посредине херувим своим светом готовит нас к серафическому огню и равным образом озаряет нас для суда трона[3].

Серафимы в исламе

Серафимы (Саруфийун или Мушарифин) упоминаются в хадисе от Ат-Тирмизи о разговоре Мухаммада с Богом во время Ночного путешествия, о том, что находится между Небом и Землей. Архангелы, такие как Джибраил и Исрафель, иногда идентифицируются как серафимы. Серафимом также считается Иблис, который отказался преклониться перед Адамом, заявив, что он «серафим, созданный из небесного огня, превосходящий Адама».

Архангелы четырех стихий
РафаэльГабриэльМихаэльУриэль
Архангелы семи планет
КассиэльСахиэльЗамаэльМихаэльХаниэльРафаэльГабриэль
Архангелы десяти сефирот
МетатронРациэльЦафкиэльЦадкиэльКамаэльРафаэльХаниэльМихаэльГабриэльСандальфон
Ангелы десяти сефирот
Хайот ха-КадошОфанимАралимХашмалимСерафимМалахимЭлохимБене ЭлохимКерубимАшим
Ангельская иерархия Дионисия Ареопагита
СерафимыХерувимыПрестолыГосподстваСилыВластиНачалаАрхангелыАнгелы

Примечания

1. Тантлевский И. Мелхиседек и Метатрон в иудейско мистико-апокалиптической традиции. Серия: Библеистика и Иудаика СПб. СПбГУ. 2007. С. 218-219.
2. Фома Аквинский. Сумма теологии. Том II ( Вопросы 65- 119 ). М. Издатель Савин С.А. 2007. С. 524.
3. Пико делла Мирандола Джованни. Речь о достоинстве человека \ История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. В 5-и тт. Т. 1. М.: Издательство Академии Художеств СССР. 1962. С. 250-251.