Мазерс, Мойна

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мойна Мазерс

Мойна Мазерс (урожденная Мина Бергсон) (28 февраля 1865 года - 25 июля 1928 года) - художник и оккультист, член Герметического Ордена Золотой Зари, сестра французского философа и первого лауреата Нобелевской премии по литературе еврейского происхождения (1927г.) Анри Бергсона, супруга одного из основателей и руководителей Герметического ордена Золотой Зари Макгрегора Мазерса. После кончины Мазерса в 1918 г. - руководитель организации-правопреемника - розенкрейцерского ордена «Альфа и Омега». Магическое имя «Vestigia nulla retrorsum» (лат. «Ни шагу назад»).

Мойна Мазерс родилась 28 февраля 1865 года в Женеве, Швейцария, унаследовав польско-еврейскую кровь от отца и англо-ирландскую – от матери. Она была четвертым ребенком в семье, где всего было семеро детей. Ее родители, Михал Габриэль Бергсон и Кэтрин Левисон, уехали в Париж, когда ей было всего два года.

Отец Мойны родился в Варшаве, его семья пользовалась большим влиянием в городе. Михал Бергсон был музыкантом и тратил все силы на то, чтобы прокормить свою большую семью. Он добился некоторого успеха как автор опер «Луиза де Монфор» и «Сальватор Роза», но за семь лет тяжелой жизни в Париже отец не смог найти там постоянной работы, и в 1873 году семья снова переехала - на этот раз временно на окраину Лондона.

Дед Мойны Мазерс, Джейкоб Левисон, был хирургом и стоматологом. Бабка Мойны, Кэтрин Левисон, родилась в Лондоне ок. 1800 г. Мать Мойны, Кейт, урожденная Левисон, родилась в Йоркшире. Старший брат Мойны, Нобелевский лауреат Анри Бергсон (1859–1941), член Французской академии, стал известен, в основном, благодаря своему философскому труду «Творческая эволюция» (1907). Помимо прочего, он был президентом британского Общества психических исследований.

Хотя у Мойны всегда был интерес и талант к живописи, по-настоящему учиться и развивать свои способности она начала только в 15 лет, поступив в Школу изящных искусств Слэйда в Лондоне. Школа Слэйда была известна тем, что на рубеже XIX-XX вв. поощряла молодых женщин к получению образования в области изобразительных искусств. Именно там в 1882 году она познакомилась, а впоследствии и подружилась, с Анни Хорниман, впоследствии оказывавшей серьезную финансовую помощь ей и МакГрегору Мазерсу при создании Герметического ордена Золотой Зари. Преисполненной энтузиазма Мойне удалось получить стипендию и окончить школу с четырьмя наградными дипломами. Она мечтала о карьере живописца, пока однажды не встретила в Британском музее человека, изменившего всю ее жизнь.

В 1887 году во время занятий по искусству древнего Египта, или как говорят другие, во время работы в читальном зале Британского музея, она впервые встретилась с С. Л. Макгрегором Мазерсом – человеком, который напомнил ей ее брата Анри Бергсона.

Годом позже Мазерс основал Герметический орден Золотой Зари - одну из наиболее влиятельных организаций Западной эзотерической традиции. Мойна стала первой посвященной этого ордена в марте 1888 года. Ее магическим девизом стали латинские слова «Vestigia Nulla Retrorsum» («Ни шагу назад»).

Несмотря на решительное неодобрение со стороны родителей Мойны (у Мазерса не было постоянного дохода) и пренебрегая ревностью своей лучшей подруги Анни Хорниман, 16 июня 1890 года они сочетались браком. Мина Бергсон стала Мойной Мазерс (Мазерс изменил имя Мина на Мойна, чтобы придать ему шотландское звучание).

Биограф Мазерса Итель Кохун пишет в своей книге "Меч мудрости":

В один прекрасный день в 1888 году в Британском музее, где Берджи постигала образы египетского искусства, она неожиданно встретила Макгрегора Мазерса, и снизошедшая на нее coup de foudre [любовь с первого взгляда] определила всю ее дальнейшую судьбу. Как, впрочем, и его — подобно волшебнику Зороастру из стихотворения Браунинга, он «встретил свой собственный образ»; до конца его дней Мойна стала его eidolon [образ, идол], одержимой им и властвующей нам ним же. В свою очередь, Мазерс воплощал для нее сходный образ — ее старшего брата Анри Луи Бергсона (1859—1941). <...> Церемония бракосочетания была проведена в духе Золотой Зари преподобным Уильямом Эйтоном, одним из старейших — в обоих смыслах этого слова — членов храма Исиды-Урании. В качестве свидетелей выступили его жена Энн и Джон Бреттл, оба также члены Ордена. Обряд состоялся 16 июня 1890 года в Чекомской церкви, где преподобный Эйтон служил викарием. Это небольшая деревенька неподалеку от Бэнбери на границе Оксфордшира и Нортгемптоншира. Мойна прожила у Эйтонов всю предшествовавшую этому неделю, дабы получить статус местной жительницы, необходимой для официального оглашения брака по церковным законам.

Отношения супругов и в самом деле были необычными, мало кому приходилось испытать такую высокую духовную связь. Они были партнерами в самом истинном смысле этого слова. Мойна верила, что у них с Мазерсом одна душа, и считала его своим мужем, другом и учителем. В самом начале своих отношений они договорились, что будут воздерживаться от физической близости, однако это не нарушало близости духовной.

Мойна оставила мечту о карьере в живописи ради того, чтобы направить свой талант художника на служение Герметическому ордену Золотой Зари. Она занималась меблировкой Храма в Лондоне и Париже, регалиями, посвятительными материалами, картами Таро. Возможно, одним из самых больших ее вкладов в качестве живописца было создание цветных шкал ордена и роспись сводов. Некоторые из них - своды храмов Исиды-Урании, Ахатор, а также, возможно, и свод Альфы и Омеги - были расписаны ею по поручению Мазерса.

Помимо вклада, внесенного Мойной Мазерс в общее дело Герметического ордена Золотой Зари в качестве живописца, она предоставляла большую часть информации, полученной от Внутреннего Ордена, посредством своего дара ясновидения. Эту работу она делала совместно с мужем, при этом Мазерс выступал в качестве мага, а Мойна Мазерс занималась «созерцанием духовным зрением» и астральными путешествиями. Именно таким образом они получили материалы о внутренних планах создания Второго ордена (Рубиновой Розы и Золотого Креста). Отчеты о некоторых духовных опытах Мойны Мазерс вошли в орденские документы с описанием методов развития ясновидения и «восхождения на планы».

Кроме того, что она была талантлива как художница и медиум, стоит отметить, что она была хорошим преподавателем и магом, а также свободно владела французским, немецким и английскими языками. По отзывам современников, в ней было нечто очаровательно-таинственное, особенно когда она "воплощалась" в Верховную Жрицу Анари в обрядах Исиды, сочиненных Мазерсом и Боисом. В марте 1899 г. ритуалы Исиды были поставлены их группой на сцене Театра «Ла Бодиньер» в Париже.

Под предлогом того, что за ними наблюдают Тайные вожди, Мазерсы в 1892 году переехали в Париж, где через два года учредили Храм Ахатор. Хотя они и прожили основную часть совместной жизни в бедности, на этот раз условия их жизни в Париже стали совсем невыносимыми. Рубеж столетий оказался для Мазерсов роковым временем из-за происшедшего раскола в Герметическом ордене Золотой Зари, тяжб и нежелательной огласки их деятельности. Это было время, когда Мазерсы переезжали с одного места на другое чаще, чем обычно, а условия их жизни при этом становились все хуже.

По непроверенным данным, в 1910 году Мойна Мазерс вернулась в Лондон, где прожила два года. Однако есть сведения, что в действительности все это время она оставалась в Париже, чтобы вести дела Храма. После множества судебных разбирательств, в том числе связанных с обнародованием Алистером Кроули секретных материалов Золотой Зари, Мазерс вернулся в 1912 году в Париж и через шесть лет, 20 ноября 1918 года, умер. Существуют разные мнения по поводу действительной причины его смерти, но Мойна Мазерс полагала, что он скончался вследствие частых визитов Тайных вождей ордена, чье присутствие ему было тяжело выдерживать физически и морально.

Лишившись поддержки мужа, Мойна, тем не менее, продолжила его дело. Она создала орден «Альфа и Омега» (так стала называться часть Золотой Зари, члены которой сохранили верность Мазерсу), которым по возвращении в Лондон руководила месте с Джоном Броуди-Иннесом в течение девяти лет. Как утверждает в своей книге "Мои розенкрейцерские приключения" Израэль Регарди, это руководство осуществлялось весьма странно. Так, Мойна Мазерс разрешила главе американского храма ввести заочное обучение, где учеников посвящали по почте за 10 долларов.

Опасаясь новых оккультных атак из-за напряженной работы на внутренних планах, которую она начала проводить еще вместе со своим мужем, Мойна Мазерс, тем не менее, пыталась поддерживать связь с духовными силами и прибегала для этого к помощи некоего загадочного Брата Икс. Все прочие оказывались неподходящими для этой роли. Кое-кто подозревал Мойну в занятиях черной магией. Одной из тех, кто обвинял ее в оккультном убийстве члена Ложи «Альфа и Омега» мисс Нетты Форнарио, была Дион Форчун. Однако это обвинение представляется сомнительным, так как упомянутая история произошла осенью 1929 года, а Мойна умерла за 18 месяцев до этого.

В попытках поправить свое финансовое положение Мойна Мазерс вновь обратилась к своему ремеслу художника, возобновив занятия портретной живописью, как в первые дни пребывания в Париже. Однако за долгие годы работы в ордене она утратила свои художественные навыки. В 1926 году Мойна Мазерс опубликовала предисловие ко второму изданию книги Макгрегора Мазерса «Разоблаченная каббала», представляющей собой перевод нескольких трактатов из сборника Кнорра фон Розенрота «Kabbala Denundata».

В течение 1927 года здоровье Мойны катастрофически ухудшилось, и скоро состояние ее стало настолько тяжелым, что она отказалась от пищи. Это могло быть следствием "гипертрофированного проявления вегетарианства, которого придерживался и ее муж" (этой версии в своей книге "Меч Мудрости" придерживалась Итель Кохун), но, возможно, была и другая причина: сама Мойна Мазерс считала, что ее призывают Тайные вожди, и поэтому ей стоит отказаться от приема пищи.

Мойна Мазерс скончалась 25 июля 1928 года в больнице аббатства Св. Марии в Лондоне.