Книга Закона

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
"Книга Закона" (1938)
"Книга Закона" (англ. The Book of the Law, лат. Liber Legis), Liber L vel Legis, Liber AL vel Legis (лат. "Книга ЭЛЬ, или [Книга] Закона"), Liber AL, AL — главная священная книга Телемы, записанная Алистером Кроули в Каире (Египет) в 1904 году. Ее полное название — Liber AL vel Legis sub figura [т.е., под номером] CCXX в том виде, в каком XCIII=418 вручил ее DCLXVI, где CCXX (220) — номер книги в списке официальных публикаций A.'.A.'. , XCIII (93) — Айвасс, а DCLXVI (666) — Алистер Кроули.
"Книга Закона" — единственная из Священных книг Телемы, которая, по утверждению Кроули, была записана в буквальном смысле под диктовку, с голоса некой сверхчеловеческой сущности по имени Айвасс (или Айваз), присутствовавшей при этом в "тонкоматериальном теле". Мистические обстоятельства, предшествовавшие этому событию, и условия, в которых проходило получение "Книги Закона", описаны в работе Кроули "Равноденствие богов" (часть IV "Книги Четыре").
Первоначально "Книга Закона" носила название Liber L vel Legis. В 1921 году Кроули изменил название на Liber AL vel Legis, а также приписал рукописному тексту книги номер XXXI (31), а печатному — CCXX (220)[1]. Полное официальное название рукописи — AL (Liber Legis), Книга Закона, sub figura XXXI [под номером 31], в том виде, в каком 93 — OVIZ — AiFass [Айвасс] — 418 вручил ее ThRIVN — TO MEGA ThHRION 666 [Териону — Великому Зверю 666]".


Получение "Книги Закона"

Предварительные события

Liber AL Vel Legis.png
Согласно рассказу, приведенному в книге "Равноденствие богов", 16 марта 1904 года Кроули совершил магическую операцию призывания сильфов (духов воздуха), чтобы развлечь свою жену Розу Келли, с которой Кроули проводил медовый месяц в Каире. Роза так и не увидела духов, но вошла в легкий транс и начала повторять: "Они ждут тебя!". Поскольку до сих пор Роза не проявляла особого интереса к магии, Кроули не обратил внимания на этот случай. Но два дня спустя, 18 марта, он провел в присутствии жены церемонию инвокации Тота, древнеегипетского бога знания, после чего Роза упомянула одного из тех, кто "ждет", по имени. Это оказался другой египетский бог - Хор. Не поверив на слово, Кроули тщательно расспросил жену, и та дала точные ответы на множество вопросов о Хоре, хотя до сих пор не знала о нем ничего.
Окончательное подтверждение было получено при визите в Булакский музей, где Роза с уверенностью указала на малоизвестное изображение Хора на погребальной стеле Анх-эф-на-Хонсу, значившейся в музейном каталоге под инвентарным номером 666 (ныне хранится в Каирском египетском музее под номером А9422). В историю Телемы эта стела вошла под названием "Стела Откровения".
20 марта Кроули провел успешную инвокацию Хора, а между 23 марта и 8 апреля заказал у сотрудника Булакского музея и получил перевод иероглифических надписей на стеле. В этот же период Роза сообщила, что ее "осведомителем" был не сам Хор, а его посланник - Айвасс. Наконец, 7 апреля Роза передала Кроули распоряжение Айвасса: "...на протяжении трех последующих дней входить во «храм» ровно в полдень и в течение часа записывать все, что он услышит, вставая из-за стола ровно в 1 час пополудни" [2].


Запись и авторство текста

"Книга Закона" состоит из трех глав, каждая из которых была записана за один час (от полудня до часу дня) 8-го, 9-го и 10-го апреля 1904 года. Запись проходила на квартире, которую Кроули и Роза Келли арендовали в Каире через фирму «Конгдон & Co.». Точный адрес квартиры неизвестен, но, согласно описанию Кроули, она располагалась на первом этаже углового дома на какой-то площади неподалеку от Булакского музея, "в фешенебельном европейском квартале". Кроули переоборудовал гостиную под "храм", в котором и велась запись "Книги Закона" [3].
Кроули отмечает, что все три сеанса записи проходили практически одинаково: он входил в "храм" за минуту до полудня, закрывал за собой дверь и садился за стол, на котором лежали только чернильная ручка и стопка печатной бумаги форматом 8х10 дюймов. Ровно в полдень начиналась диктовка, продолжавшаяся ровно в течение часа. Диктовавший ему голос он описывает так:

Голос Айвасса шел откуда-то из-за моего левого плеча, из дальнего угла комнаты. Казалось, он отдается эхом у меня в сердце, в физическом смысле этого слова, очень странным образом, но как именно — описать трудно. Нечто подобное я испытывал в ситуациях, когда с отчаянной надеждой или страхом ожидал какого-нибудь важного известия. Голос был исполнен страстной горячности, как будто Айвасс все время помнил, что ему отведено лишь ограниченное время. <...> Голос был глубокий по тембру, мелодичный и выразительный; торжественные интонации в нем сменялись то чувственными, то нежными, то свирепыми и так далее, как подобало настроению того или иного стиха. То был не бас — скорее, низкий тенор или баритон.

По-английски он говорил свободно, безо всякого туземного или иностранного акцента, без единого признака принадлежности к какому-либо народу или сословию, и поначалу это казалось удивительным и даже страшным. (Как будто звучала "английская речь вообще", безо всякого намека на происхождение говорящего; на таком языке мог говорить любой человек, которому можно было приписать абсолютно любые свойства.)[4]

В ходе работы Кроули был полностью сосредоточен на записывании, стараясь успевать за диктовкой, и ни разу не оглядывал комнату. Тем не менее, восприятие голоса сопровождалось яркой визуализацией фигуры Айвасса:

Было сильное впечатление, что говорящий действительно находится в том дальнем углу, присутствуя в "тонкоматериальном" теле, прозрачном, как газовая вуаль или ладанное облако. Казалось, это высокий, темноволосый мужчина за тридцать, хорошо сложенный, энергичный и сильный, с лицом дикарского царя; он стоял, прикрыв глаза, дабы не уничтожить взором все, что видит. Платье на нем было не арабское — скорее, похожее на ассирийское или персидское, но очень отдаленно [5]

Впоследствии, осмысляя пережитый опыт, Кроули допускал мысль, что Айвасс был всего лишь неким проявлением его собственного подсознательного "я", но считал это маловероятным, поскольку в тексте "Книги Закона" обнаружилось множество скрытых свидетельств обратного. Отвечая на прямо поставленный вопрос, кто написал "Книгу Закона", Кроули рассуждает следующим образом:

Разумеется, я написал их [эти слова]; я нанес эти строки чернилами на бумагу в физическом смысле; но эти слова — не мои, если только не принимать Айваза всего лишь за мое подсознательное "я" или некую его часть; в последнем случае остается предположить, что часть эта жестоко подавлялась, ибо мое сознательное "я" ничего не знало об Истине, сокрытой в этой Книге, и питало неприязнь к большинству ее этических и философских положений. <...>

Доказательства Его [Айвасса] сверхчеловеческой Природы <...> отчасти носят внешний характер, то есть связаны с событиями и лицами за пределами сферы Его влияния, а отчасти — внутренний, то есть основаны на сокрытых в тексте а) неких Истинах, известных ранее или нет, но по большей части не приходивших Мне на ум до того, как была записана эта Книга; б) гармонии букв и чисел, изящной, тонкой и точной; в) Ключах ко всем тайнам жизни, как в сфере Оккультной Науки, так и в других областях, и ко всем Замкáм Мысли; - на трех этих блистательных плеядах, сокрытых <...> в шифре простом и ясном (который, однако, оставался для Меня загадкой на протяжении четырнадцати лет <...>); в шифре, который таил в себе и высшую математику, и еврейскую, греческую и арабскую каббалу, и Истинное Утраченное Слово Масонов, но при этом был облечен в обычный гладкий шелк английских слов, а подчас и во мнимо случайные особенности начертания букв, в спешке выходивших из-под Моего пера [6].

Итог дискуссиям об истинном авторстве "Книги Закона" подводит Израэль Регарди, в 1928-1932 гг. работавший секретарем Кроули:

В действительности, по большому счету, не так уж важно, была ли "Книга Закона" продиктована неким сверхчеловеческим разумом по имени Айвасс или выросла из творческих глубин личности Алистера Кроули. Важно, что она была написана. И благодаря ей Кроули стал истинным выразителем Духа Времени, передавшим внутреннюю суть нашей эпохи точнее всех, кто когда-либо пытался это сделать [7].

Исправления и дополнения, внесенные в рукопись

Рукопись "Книги Закона" ("Liber XXXI") представляет собой откровение в его изначальном, необработанном виде. Окончательная (печатная) версия "Книги Закона" ("Liber CCXX") содержит ряд мелких правок (в основном орфографического и пунктуацинного характера) и несколько дополнений, внесенных в текст уже по окончании диктовки, но в соответствии с указаниями Айвасса. Кроме того, в печатную версию добавлена нумерация стихов, в рукописи отсутствующая.
Таким образом, "Liber CCXX" представляет собой интерпретацию изначального откровения, выполненную Алистером Кроули — посвященным высокой степени. В печатную версию с годами неоднократно вносились изменения. Издания разнятся между собой. Даже в английских публикациях обнаруживаются расхождения в интерпретации смысла и очертаний букв. Кроме того, в печатных версиях никак не отражаются особенности расположения букв по отношению друг к другу.

Основные дополнения

  • Стих I:14 в рукописи (глава 1, страница 2, строка 9) содержал лишь указание: "С[трофа] 1 Заклинания, именуемого Радостью". Кроули заменил его стихотворным переложением 1-й строфы надписи с лицевой стороны Стелы Откровения.
  • Стих I:26 в рукописи (глава 1, страница 6) содержал следующий текст: "Знáком же будет экстаз мой, осознанье того, что бытие непрерывно, что всеобщность моя недробна, неатомарна", - и указание: "Запиши это лучшими словами, но продолжай". В печатной версии эта фраза приобрела вид: "Знаком же будет экстаз мой, осознанье того, что бытие непрерывно, а тело мое вездесуще" [8]. Данную правку Кроули впоследствии обосновал в своих комментариях:

Писцу эта фраза была совершенно непонятна, и он мысленно произнес (с характерным для него самомнением): "Люди этого никогда не поймут". На что Айвасс ответил: "Запиши это лучшими словами. Но продолжай". То есть, он выразил желание, чтобы эту фразу заменили каким-нибудь эквивалентом, но не хотел прерывать диктовку и отвлекаться на споры. Поэтому (немного позднее) была введена замена: "...что тело мое вездесуще". Чрезвычайно интересно, что в свете космической теории, изложенной в комментариях к стихам 3 и 4, именно первоначальная фраза Айвасса выражала его мысль с изысканной и исключительной точностью [9].

  • Стих I:60 в рукописи (глава 1, страница 19) был пропущен; Кроули успел записать лишь: "(Упустил 1 фразу) Форма моей звезды - ". Пропущенную фразу впоследствии восстановила Роза Келли: "Пятиконечная Звезда с Кругом в Середине, и круг сей Красен" [10].
  • Стихи III:37 и III:38 в рукописи (глава 3, страница 10, строки 2-4) выглядели следующим образом: "Я славлю тебя этой песнью: “Владыка Фив” и т.д. из пергаментной книги _____ “наполнит меня”»; «“Свет — мой” и т.д. из пергаментной книги до “Ра-Хор-Хут”" (под пергаментной книгой подразумевался блокнот, в котором Кроули записал свой стихотворный парафраз надписей со Стелы). В печатной версии лакуны были заполнены в соответствии с указаниями Айвасса.

Состав и действующие лица "Книги Закона"

"Книга Закона" представляет собой откровение о начале Нового Эона в истории человечества и провозглашение Закона Телемы: "Твори свою волю: таков да будет весь Закон" (I:40) и "Любовь есть закон, любовь в согласии с волей" (I:57). Она состоит из трех глав, содержащих в общей сложности 220 стихов; при этом рукопись "Книги Закона" состоит из 65 страниц. Каждая глава изречена через Айвасса от лица одной из трех божественных сущностей (Нуит, Хадита и Ра-Хор-Хута соответственно), изображенных на Стеле Откровения и возглавляющих пантеон Телемы.

Глава I

Первая глава изречена от лица Нуит - "Царицы Пространства", прообразом которой послужила древнеегипетская Нут, богиня ночного неба. Нуит - "Владычица Звездного Неба, она же — Материя в глубочайшем метафизическом смысле этого слова, и она же — та бесконечность, в которой все мы живем и движемся и существуем" [11].
Помимо самой Нуит, Хадита и Ра-Хор-Хута, в первой главе упоминаются:
  • Айвасс (I:7), названный "служителем Хор-пар-Крата";
  • Хор-пар-Крат (I:7), египетский Хор-па-Хереду ("Хор-дитя", более известный в греческой транслитерации как Гарпократ), в эллинистическую эпоху переосмысленный как бог молчания, а в традиции Телемы почитаемый как брат-близнец Ра-Хор-Хута, его противоположность и дополнение;
  • Анх-эф-на-Хонсу (I:14, I:36) - древнеегипетский жрец, для которого была изготовлена погребальная стела, почитаемая в Телеме как Стела Откровения;
  • Зверь и его супруга, Багряная Жена (I:15), в последующих откровениях получившая имя Бабалон

Глава II

Вторая глава продиктована от лица Хадита, который называет себя "дополнением Ну[ит], невесты моей". Хадит - олицетворение бесконечно малой точки в центре бесконечной окружности Нуит. По определению Кроули, Хадит - "это вечная энергия, Бесконечное Движение Объекта, ядро и средоточие всего бытия. Проявленная Вселенная рождается от брака Нуит и Хадита; без этого союза не существовало бы ничего. Таким образом, их вечный, нескончаемый брачный пир есть сама природа вещей; и потому все сущее — это кристаллизация божественного экстаза"; и далее: "Он [Хадит] побуждает к расширению и развитию души посредством радости" [12].
Хадит — это "Эго или Атман, присущий всем, но, разумеется, более возвышенный и тайный, чем все, что понимали под этим словом индуисты. <…> Хадит, который есть жизнь всего сущего, будучи познан, становится смертью для индивидуальности" [12а].. Он может отождествляться со Змеем кундалини — главной магической силой в человеке.

Глава III

В третьей главе речь идет от лица Ра-Хор-Хута, "бога Войны и Возмездия". Если Нуит - Мать, а Хадит - Отец, то Ра-Хор-Хут - их Ребенок, Венценосное и Победоносное Дитя, проявленный аспект Хора. Его дополняет тайный, непроявленный аспект - Хор-пар-Крат; в сочетании эти два брата-близнеца мыслятся как двуединое божество Херу-Ра-Ха, Владыка Нового Эона: "...перед нами предстают Нуит (Пространство) и Хадит (точка зрения), сочетающиеся браком и порождающие Херу-Ра-Ха, в котором объединены образы Ра-Хор-Хута и Хор-па-Крата" [13].

Интерпретация "Книги Закона"

"Книга Закона" содержит указания, согласно которым ее толкованием и комментированием должен заниматься писец – то есть сам Алистер Кроули:

Писец мой, Анх-эф-на-Хонсу, <...> дабы не было глупости, пусть истолкует ее по мудрости Ра-Хор-Ху-ита (I:36).

Всё это, и книга о том, как ты пришел сюда, и копия этих страниц на века (ибо в них — слово тайное, и не только по-английски), и твое толкованье на эту Книгу Закона да будут отпечатаны красиво, красной краской и черной, на прекрасной бумаге ручной работы; и каждому мужчине и женщине, которых ты встретишь, пусть даже лишь для того, чтобы вкусить у них пищу или питье, надлежит вручать сей Закон(III:39).

А труд толкованья? Это легко; и Хадит, горящий в сердце твоем, дарует перу твоему проворство и верность (III:40).

Следуя этим указаниям, Кроули на протяжении всей жизни работал над истолкованием "Книги Закона", пытаясь разгадать зашифрованные в ней тайны. В результате, помимо краткого "Тунисского комментария" (который считается вдохновленным свыше), было составлено несколько подробных комментариев к "Книге Закона":
  • "Старый комментарий" (условное название), впервые опубликованный в 1912 году в составе книги "Храм царя Соломона" ("Эквинокс", I, 7);
  • "Новый комментарий" (условное название), созданный в 1919-1921 гг., впервые обнародованный как машинописная рукопись в 1926 году в Тунисе и опубликованный посмертно в сокращенном виде под заглавием "Закон для всех: авторизованный популярный комментарий к “Книге Закона”" (Aleister Crowley, Louis Wilkinson, Hymenaeus Beta. The Law is for All: The Authorized Popular Commentary of Liber Al Vel Legis sub figura CCXX, the Book of the Law. Phoenix, Ariz. : New Falcon Press, 1996);
  • "Комментарий D", или "Джеридский комментарий", написанный около 1923 года в Тунисе и впервые опубликованный посмертно в журнале "Мэджикал линк" (Magical Link, IX(4)–X(2), 1995/1996). Свое название он получил в связи с тем, что во время работы над ним Кроули жил в отеле "Джерид" в тунисском городке Нефта. По мнению нынешнего главы О.Т.О. Гименея Беты, "“Комментарий D” — наиболее строгий и элегантный из всех комментариев Кроули к “Книге Закона”. Текст его лаконичен и, в то же время, содержателен, в отличие от более ранних комментариев — либо очень кратких, сухих и скудных (как “Старый комментарий” 1912 года), либо являвших собою смешение литературных стилей и чересчур многословных (как “Новый комментарий” 1919—1921 годов). Но все же, по мнению Кроули, “Комментарий D” не тем “толкованьем”, которое упоминалось в “Книге Закона”, III: 39–40 и которое, как Кроули понимал из своего духовного опыта, должен было прийти по вдохновению свыше, подобно Священным книгам" [13a];
  • "Тунисский комментарий" (также известный под названиями "Краткий комментарий" и просто "Комментарий"), полученный в этой стране в 1925 году и впервые опубликованный в тунисском издании "Книги Закона", тираж которого составил всего 11 экземпляров. В этом парадоксальном комментарии, состоящем всего из нескольких строк и в знак его высшего происхождения и особой значимости подписанном именем Анх-эф-на-Хонсу, говорится:

Изучать эту Книгу запрещено. Желательно уничтожить этот экземпляр после первого же прочтения.

Кто пренебрегает этим указанием, тот действует на собственный страх и риск. Последствия будут ужасны.

Тех, кто обсуждает содержание этой Книги, всем надлежит сторониться, как рассадника чумы.

Все вопросы Закона каждый должен решать лишь путем обращения к моим писаниям, каждый сам для себя.


Комментарии и толкования к отдельным стихам и положениям "Книги Закона" содержатся также во многих других работах Кроули. В их числе:
  • глава в составе книги "Равноденствие богов" (1936), носящая название "О способе получения “Liber Legis”, об условиях, преобладавших во время ее получения, и о некоторых практических затруднениях, касающихся литературной формы упомянутой Книги";
  • "Книгу Алеф", многие главы которой посвящены раскрытию основополагающих принципов "Книги Закона";


Как один из основных инструментов интерпретации "Книги Закона" Кроули использовал каббалистический метод гематрии, при помощи которой выявил "немало примеров двузначных, а порою и многозначных выражений на тех или иных языках, парономазий, буквенно-числовых ребусов и даже один случай, когда буквы из двух разных строк оказались связаны друг с другом косой чертой от пера, скользнувшего по бумаге" [14]. В "Магии без слёз" Кроули пишет:

Понятных мест было вполне достаточно, чтобы прийти к выводу, что Автор Книги разбирается в каббале, по крайней мере, не хуже, чем я сам; а впоследствии я обнаружил еще больше оснований с полной уверенностью утверждать, что он далеко превосходит меня в познаниях и что познания эти относятся к совершенно иному и гораздо более высокому порядку, нежели мои; и, наконец, те проблески света, которыми со временем и благодаря беззаветным трудам озарились многие другие неясные пассажи, не оставили у меня ни малейших сомнений, что упомянутый Автор - величайший каббалист всех времен [15].

Ни один из комментариев, которые ему удалось создать, Кроули так и не признал вполне удовлетворительным - не только по причине чрезвычайной сложности текста, многие стихи которого не поддаются исчерпывающему толкованию, но и в связи с тем, что его собственные требования к составу и уровню глубины комментариев менялись с течением времени. Так, в своей "Исповеди" он отмечает, что "Старый комментарий" был "постыдно скуден и неполон" [16], а затем добавляет: "Я по глупости полагал, что Комментарий должен представлять собой научный анализ Книги, который прояснит темные места и продемонстрирует ее сверхчеловеческое происхождение. Но теперь-то я наконец понял, что это полная чушь. Комментарий должен быть истолкованием Книги, понятным даже простейшему уму, и практичным, как Десять заповедей" [17]; кроме того, он должен быть создан не путем интеллектуального анализа, а по "вдохновению свыше", как и сама Книга [18].
Однако единственным "вдохновленным" комментарием остался так называемый "Тунисский", Следует отметить, что некоторые утверждения "Тунисского комментария" прямо противоречат не только высказываниям Алистера Кроули, часто призывавшего "изучать прилежно" Книгу Закона, но и некоторым стихам самой этой книги, призывавшей писца принять меры к тому, чтобы с ее содержанием познакомилось как можно большее число людей (III:39). На основании этих противоречий некоторые телемиты отрицают значение "Тунисского комментария" как богодухновенного послания или же интерпретируют его просто как указание о том, что понимание и толкование "Книги Закона" является личным делом каждого отдельного читателя. Таким образом, находятся исследователи, которые, вопреки буквальному смыслу "Тунисского комментария", берут на себя задачу толкования "Книги Закона" в открытых публикациях. В частности, подробные комментарии к ней составили М.Р. Мотта (The Commentaries of AL, 1975) и Брат IAO131, Брат (Psychological Commentary to Liber CCXX, 2007 - 2011).
Особое место в истории интерпретации "Книги Закона" занимает каббалистический анализ, проведенный в 1916-1918 гг. Ч.С. Джонсом (Братом Ахадом) и приведший к открытию так называемого "Ключа к Книге Закона" - числа 31 [19].
Отдельную проблему представляет переводческая интерпретация, сопутствующая передаче "Книги Закона" на других языках. Каббалистический характер текста, т.е. неразрывная связь значительной части смыслов с самой системой графем английского языка, обилие омонимов, омофонов и графических окказионализмов делают полноценный перевод "Книги Закона" невозможным. Данное обстоятельство отмечается в самом тексте, где предлагается и частичный выход из описанной ситуации: "Да будет эта книга переведена на все языки, но всегда вместе с подлинником, записанным рукою Зверя; ибо в случайности очертаний букв и расположения их друг относительно друга — во всем этом есть тайны..." (III:47).

История публикаций

Факсимильные репродукции страниц с рукописью "Книги Закона" были впервые опубликованы (под названием "Liber Legis") в журнале "Эквинокс", I, 7 (1912). Текст "Книги Закона" впервые увидел свет в 1909 году. Первая печатная версия ("Liber CCXX") увидела свет в "Эквиноксе" I, 10 (1913) под названием "Liber L. vel Legis sub figura CCXX в том виде, в каком LXXVIII [78 = Айвасс] вручил ее DCLXVI [666 = Зверю]".

Публикации на русском языке

В составе изданий:

  • Алистер Кроули. Магия в теории и на практике. Т.2. М.: Локид, Миф, 1998. Перевод Д. Гайдука.
  • Алистер Кроули. Святые Книги Телемы. Тверь: Kolonna Publications, 2005; 2-е изд. 2006. Перевод Fr. SYL под ред. Sr.N. и С.С. Фёдорова.
  • Алистер Кроули. Магия в теории и на практике. М.: Ганга, Телема, 2009. Перевод А. Блейз.
  • Алистер Кроули. Святые книги Телемы. М.: Ганга, Телема, 2010. Перевод А. Блейз.

Примечания

  • 1. Hymenaeus Beta, примечание. // Crowley, Aleister, Magick: Liber ABA. York Beach, Me.: S. Weiser, 1997, p. 753, n. 3.
  • 2. Алистер Кроули. Равноденствие богов. Закон - для всех. М.: Ганга, Телема, 2010, стр. 136.
  • 3. Там же, стр. 153-154.
  • 4. Там же, стр. 162.
  • 5. Там же.
  • 6. Там же, стр. 140-142.
  • 7. Aleister Crowley, Israel Regardie. The Law is for All: an extended commentary on The book of the law. Phoenix, Ariz. : Falcon Press, 1983.
  • 8. Равноденствие богов, указ. соч., стр. 36.
  • 9. Новый комментарий к "Книге Закона"
  • 10. Равноденствие богов, указ. соч., стр. 39.
  • 11. Алистер Кроули. "Liber 837. Закон Свободы". // Алистер Кроули. Орден Восточных Тамплиеров. Возрождение магии. М.: Ганга, Телема, 2010, стр. 131.
  • 12. Там же, стр. 133, 134.
  • 12а. Старый комментарий
  • 13. Алистер Кроули. "Восемь лекций по йоге", I, 2, 17. // Халдейские оракулы. / Алистер Кроули. Восемь лекций по йоге. М.: Ганга, Телема, 209, стр. 84.
  • 13a.
  • 14. Равноденствие богов, указ. соч., стр. 142.
  • 15. "Магия без слёз", глава 4
  • 16. Aleister Crowley. The Confessions of Aleister Crowley. Routledge & Kegan Paul, 1979, p. 674.
  • 17. Ibid., p. 849.
  • 18. Ibid., p. 840.
  • 19. Брат Ахад (Чарльз Стенсфилд Джонс). "Liber 31". // Алистер Кроули. Брат Ахад. Книга Алеф. Мастер Храма. М.: Ганга, Телема, 2011, стр. 309-341.

Ссылки

1. Русский перевод «Книга AL, или Книга Закона».