Иезекииль

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Видение Иезекииля», Рафаэль (около 1518 г.)

Иезекиииль (Иезекиил; др.-евр. Й’хезкэль; ивр. ‏ Йехезкэль; — «Бог укрепит») — один из четырёх христианских ветхозаветных «великих пророков» и один из трёх «великих пророков» в иудаизме. Его видения и пророчества, в том числе и «Видение славы Господней» в виде колесницы-меркабы, запряженной тетраморфами, изложены в «Книге пророка Иезекииля».

Биография

Иезекииль родился в г. Сарир (Иудея) около 622 года до н.э. После вторжения Навуходоносора II в Иудею в 597 г. до н.э. был уведен в вавилонский плен, где провел 4 года. Именно в Вавилоне и началось его пророческое служение. Иезекииль возвестил соплеменникам, находившимся в вавилонском плену, о предстоящих испытаниях в наказание за грехи и заблуждения в вере. Но пророчествовал он и о возвращении из вавилонского плена и восстановлении Иерусалимского храма.

В христианском символизме особенно значимыми считаются два видения пророка – о храме Господнем, исполненном славы, и о сухих костях на поле, которым Дух Божий дал новую жизнь.

Скончался Иезекииль около 571 года до н. э. За обличение в идолопоклонстве одного из еврейских князей, Иезекииль был предан казни: привязанный к диким лошадям, он был разорван на части.

Книга Иезекииля

Иезекииль описывает видение славы Божией в виде колесницы (ивр. меркаба), влекомой четырьмя крылатыми существами — тетраморфами:

И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных,- и таков был вид их: облик их был, как у человека; и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их - ноги прямые, и ступни ног их - как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь, (и крылья их легкие). И руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах их; и лица у них и крылья у них - у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего. Подобие лиц их - лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех. И лица их и крылья их сверху были разделены, но у каждого два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их. И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицем его; куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались. И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила из огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния.[1]

Пророк видит возле каждого животного четыре колеса колесницы, а на ней сияющее «подобие человека»:

… и вот, на земле подле этих животных по одному колесу перед четырьмя лицами их. Вид колес и устроение их - как вид топаза, и подобие у всех четырех одно; и по виду их и по устроению их казалось, будто колесо находилось в колесе. Когда они шли, шли на четыре свои стороны; во время шествия не оборачивались. А ободья их - высоки и страшны были они; ободья их у всех четырех вокруг полны были глаз. И когда шли животные, шли и колеса подле них; а когда животные поднимались от земли, тогда поднимались и колеса. Куда дух хотел идти, туда шли и они; куда бы ни пошел дух, и колеса поднимались наравне с ними, ибо дух животных был в колесах. Когда шли те, шли и они; и когда те стояли, стояли и они; и когда те поднимались от земли, тогда наравне с ними поднимались и колеса, ибо дух животных был в колесах. Над головами животных было подобие свода, как вид изумительного кристалла, простертого сверху над головами их. А под сводом простирались крылья их прямо одно к другому, и у каждого были два крыла, которые покрывали их, у каждого два крыла покрывали тела их. И когда они шли, я слышал шум крыльев их, как бы шум многих вод, как бы глас Всемогущего, сильный шум, как бы шум в воинском стане; а когда они останавливались, опускали крылья свои. И голос был со свода, который над головами их; когда они останавливались, тогда опускали крылья свои. А над сводом, который над головами их, было подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нем. И видел я как бы пылающий металл, как бы вид огня внутри него вокруг; от вида чресл его и выше и от вида чресл его и ниже я видел как бы некий огонь, и сияние было вокруг него. В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом.[2]

Иезекииль получает свиток, который съедает: «и я съел, и было в устах моих сладко, как мед» (Иез. 3:3), а также поручение проповедовать: «встань и пойди к переселенным, к сынам народа твоего, и говори к ним, и скажи им: "так говорит Господь Бог!" - будут ли они слушать, или не будут» (Иез. 3:11). После наставлений божественное видение исчезает под шум крыльев, стук колес и звуки сильного грома, а Иезекииль возвращается к своим соплеменникам.

Р. Гуили пишет в «Энциклопедии ангелов»:

Иезекиилю являются и другие видения, в которых он предстает перед Богом, и ему показывают прегрешения израильтян. Он снова видит крылатых херувимов и кружащиеся колеса, и «человека одетого в льняную одежду», исполняющего повеление Господа наказать злодействующих на земле. Четверо животных также упоминаются в Книге Откровения, 4:7. Колеса представляют собой носящих Бога престолов, третий по высоте чин в иерархии ангелов. Четыре колеса символизируют их способность перемещаться во всех направлениях, как и четыре лика Керуба символизируют способность видеть во все стороны. Человек в льняных одеждах также присутствует в Книге Даниила, 10:5, и вероятно, является [Ангелы|ангелом]] — возможно Ангелом Господним.Видение Иезекииля составляет важную часть мистицизма меркабы.[3]

Апокриф Иезекииля

Текст, вероятно, написанный в I веке н.э. и обращавшийся в христианской среде в первые столетия христианства.

Р. Гуили в «Энциклопедии ангелов» отмечает:

Сохранилось только пять фрагментов его, написанных по-гречески и по-еврейски, в самом длинном из которых идет речь о воскресении и суде. По мнению некоторых ученых, Апокриф Иезекииля, возможно, представляет собой мидраш к канонической Книге Иезекииля. Повествование это в виде фрагмента присутствует также в раввинской литературе и цитировалось св. Климентом Александрийским. Сюжет его повествует о том, как царь пригласил всех своих подданных на великий пир, кроме двоих калек, хромого и слепца. Оба они обижены и замышляют месть. Хромой влезает на плечи слепого; таким образом, они оба проникают в сад царя и могут съесть в нем лучшие плоды, а по некоторым вариантам поломать плодовые деревья. Их ставят перед царем. Каждый указывает на свой дефект как на доказательство того, что он не мог совершить преступление. Царь догадывается о том, как все произошло, и приговаривает их к порке. Под кнутом оба они принимаются перекладывать друг на друга ответственность. Мораль всей истории заключается в том, что эти калеки подобны душе и телу: они должны сотрудничать во всех делах. Так во время Страшного суда тело и душа должны быть соединены воскресением, чтобы принять заслуженное.[4]

Примечания

1. Иез. 1:4-14
2. Иез. 1:15-28
3. Розмари Э. Гуили "Энциклопедия ангелов" — Вече, Москва, 2008 г., стр.170
4. Там же