Герметизм

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Корпус Hermeticum, первое издание 1471 года.

Герметизм — религиозно-философская система, в основе которой лежат тексты, приписываемые Гермесу Трисмегисту, легендарному вероучителю, законодателю и творцу письменности древних египтян. К его авторству возводили распространенную на рубеже I-гo тыс. до н.э. — I-го тыс. н. э. литературу по астрологии и магии, исследования, посвященные сокровенным свойствам минералов и растений, изготовлению талисманов. Кроме подобного рода писаний от имени Гермеса Трисмегиста в I—IV вв. в качестве памятников древнейшей египетской мудрости были созданы сочинения апокрифического характера, в которых в форме диалога излагались популярные мотивы греческой философской мысли, в основном платонической и стоической, с элементами восточной мифологии и мистики (египетской, персидской, иудейской). Как и др. произведения гностического толка, эти герметические тексты претендовали на то, чтобы дать людям откровение, указав путь возрождения души, сбрасывающей земные оковы и устремляющейся в высшие, божественные сферы, в которых ей и полагается пребывать по ее происхождению. Эта система получила наибольшее распространение в эпоху Возрождения и, впоследствии, оказала большое влияние на западную эзотерическую традицию.

Герметизм сложился в тот период, когда происходило становление христианской церкви и ее вероучения; при всех их различиях христианство и герметизм отмечены разработкой сходных мировоззренческих проблем, обусловленных духовной ситуацией поздней античности. Так, в герметизме отчетливо обнаруживаются монотеистические тенденции, забота о спасении души и поиск подлинного знания как пути к нему, идея богочеловечества, апокалиптическое состояние духа, пророчества и покаянные призывы. Все эти его черты обращали на себя внимание уже раннехристианских писателей — автора «Пастыря Гермы», Климента Александрийского, Евсевия Кесарийского, Лактанция и Августина, которые охотно обсуждали заимствованные из герметических преданий мотивы, свидетельства, отдельные речения.

Идеи Герметизма не были преданы забвению в Средние века. С ними знакомились или через писания святых отцов, или непосредственно, поскольку латинская версия «Асклепия» (Asclepius), в которой этот приписываемый Апулею из Мадавры трактат дошел до наших дней, была известна в Западной Европе по крайней мере с XI века. Герметические выдержки цитировали и толковали схоласты XII—XIII вв.: Бернард Сильвестр, Фома Брадвардин, Теодорик Шартрский, Алан Лилльский, Гийом Овернский, Гуго Сен-Викторский, Альберт Великий, Роджер Бэкон, Винсент из Бовэ. Тогда же через арабов попали на Запад псевдогерметическая «Книга Гермеса Меркурия Тройственного о шести первоначалах» (Liber Hermetis Mercurii Triplicis de VI rerum principiis; создана не ранее V в.), «Книга об искусстве алхимии» (Liber de compositione alchemiae), переведенная с арабского в XIII или XIV вв., знаменитая «Изумрудная скрижаль» (Tabula smaragdina), в которой средневековые алхимики искали описание философского камня. О том, сколь привлекательны могли быть герметические идеи, свидетельствует созданный накануне Возрождения (рубеж XIV—XV вв.) на немецком языке текст «Богемского пахаря» (Der Ackermann aus Bohmen), в котором звучит гимн человеку, напоминающий строки из «Асклепия» (гл. 5, 6). ставшие столь притягательными через полстолетия для ренессансных гуманистов.

Распространение идей герметизма в Европе началось с 1460 года когда монах Леонардо да Пистоя привез из Македонии во Флоренцию почти весь греческий текст «Герметического свода» (Corpus Hernieticum) и преподнес его Козимо Медичи. Перевод этого сборника, содержавшего 14 (из общего числа 15) диалогов герметического содержания (впрочем, новейшие исследования текста последнего диалога показывают, что он состоит из 3 разнородных частей, фактически — самостоятельных сочинений), был осуществлен по поручению Козимо его подопечным Марсилио Фичино главой флорентийской Платоновской академии, с января по апрель 1463. Название первого трактата диалога «Поймандр» (что означает по-гречески «Пастырь мужей»; в латинской транскрипции — Pimander) Фичино распространил на весь свод, назвав его «Поймандр Меркурия Трисмегиста, или Книга о могуществе и мудрости Бога» (Mercurii Trismegisli Pimander, seu liber de potestate ac sapienlia Dei). Идя навстречу просьбам «некоторых своих друзей, не сведущих в латыни» (по-видимому, все того же Козимо Медичи). Фичино поручил своему другу, купцу Томмазо Бенни, подготовить итальянский перевод Герметического свода который и был выполнен уже к октябрю 1463 года. Оба перевода сразу получили широкое распространение в списках (только для XV века известны 34 рукописи латинского перевода Фичино). В 1471 году латинская версия «Поймандра» была впервые напечатана (в г. Тревизо в числе других трудов Фичино) и затем многократно переиздавалась. Двумя годами раньше в Риме был напечатан «Асклепий». Некоторое время «Асклепий» и «Поймандр» выходили порознь, хотя уже в своем пояснительном слове к переводу (Argumentum, адресовано Козимо Медичи) Фичино указывал, что одно произведение тесно связано с другим. В 1494 году французский богослов, гуманист и издатель Жак Лефевр д'Этапль опубликовал принадлежащий Фичино латинский перевод 12 диалогов Герметического свода, снабдив их комментариями. В 1505 году «Асклепий» и «Поймандр» впервые изданы вместе все тем же Лефевр д'Этаплем; в состав сборника был включен, кроме того, стилизованный под герметические писания трактат итальянского философа-гуманиста Лодовико Лаццарелли «Кратер Гермеса» (Crater Hermetis; создан до 1494)- Сам Лаццарелли перевел пятнадцатый трактат Герметического свода, опубликованный в Лионе в 1507, вместе с комментариями к нему Симфориана Шампье, ученика и друга Лефевр д'Этапля. Греческий оригинал Герметического свода, имевший некоторое распространение в списках, был впервые напечатан в 1554 в Париже.

Необыкновенный интерес к писаниям Гермеса Трисмегиста объясняется тем, что в нем Фичино и другие гуманисты стали видеть «первоучителя богословия» (primus theologiae autor) или одного из основателей (наряду с Зороастром) некоего тайного учения, которое после Гермеса унаследовали Орфей, Аглаофем, Пифагор, Филолай, Платон и его продолжатели. В этом учении, поскольку, как считалось, оно восходит к божественному откровению допотопных времен, гуманисты акцентировали, прежде всего, близость к книгам Ветхого и Нового Заветов и христианским догматам. В герметизме они обнаруживали — впрочем, далеко не всегда в точном согласии с оригинальными текстами — идею «единого и единственного Бога, верховного, безначального и бесконечного блага» (комментарий Лефевр д'Этапля), указание на бессмертие души и положения, напоминающие учение о Божественной Троице. Ощутимее всего, однако, влияние герметизма сказалось на разрабатываемой в гуманизме концепции человека. Высокий смысл приобретают в трудах ренессансных мыслителей слова Гермеса Трисмегиста из «Асклепия» (гл. 6): «Великое чудо есть человек, существо, достойное почитания и прославления». Их делает исходным мотивом своих рассуждений Джованни Пико делла Мирандола, друг Фичино и участник Платоновской академии, в знаменитой «Речи» (Oratio» 1486—87), в этом гимне человеку, его достоинству, его свободе, славящем в нем полновластного зодчего своего собственного бытия, который соединяет в себе все виды реальности и вместе с тем не ограничен ни одним из них. Другим мотивом превознесения человека, также подсказанным герметическими текстами, является его исключительное положение в мире, его роль своего рода «земного бога», способного не только господствовать над всеми наличными сущностями и стихиями, но и использовать и преобразовывать их по своему замыслу и усмотрению (о чем вслед за Джаноццо Манетти наиболее обстоятельным образом писал Фичино в «Платоновском богословии», 1469—74).

В считанные десятилетия герметизм стал одним из духовных ориентиров ренессансной культуры, предметом богословско-философских увлечений большого ряда гуманистов и натурфилософов, едва ли не провоцируя создание нового религиозного культа, В вербное воскресенье 11 апреля 1484 года по улицам Рима разъезжал верхом некий Джованни да Корреджо, присвоивший себе имя Меркурия, в диковинном черном облачении и с терновым венцом на голове; он проповедовал грядущее обновление человечества, сопровождая речи таинственными обрядами и раздавая толпе окружающих его листочки с письменным посланием к людям. Всеми приметами своего появления в Вечном городе он словно бы напоминал о въезде Иисуса Христа в Иерусалим, себя же преподносил как новое воплощение Гермеса Трисмегиста и называл «посланцем мудрости и Поймандром» (sapientiae angelus Pimanderque). Трисмегистовы речения с благоговением обсуждали в академиях, почтительно цитировали в ученых кружках, толковали с университетских и церковных кафедр, использовали в астрологических прогнозах. Поэты воспевали его учение в тщательно отделанных латинских стихах, а Лоренцо Великолепный, внук Козимо Медичи и воспитанник Фичино — в поэзии на народном языке. Джелли, философ-сапожник, многим обязан герметическим мотивам в своих живых флорентийских диалогах (сер. XVI века). Были даже созданы новые произведения герметического толка, а Шампье, вдохновляясь примером «Платоновского богословия» Фичино, попытался систематизировать герметическую доктрину в труде «Трисмегистово богословие» (1507)» материал для которого свободно черпал не только из писаний, связываемых традицией с Гермесом, но и из гуманистических трактатов, напитанных герметическими идеями.

Герметизм признававший единство и взаимосвязь всех частей универсума, не мог не служить оправданием для занятий алхимией, магией и астрологией, получивших широчайшее развитие в эпоху Возрождения. В нем самом видели не только религиозно-философское учение, открывающее человеку истинное, божественное знание, но и искусство, овладев которым можно воздействовать на объекты и отношения окружающей действительности с целью получения определенных результатов, в том числе земных выгод и благ. О демонах, сопутствующих человеку в его жизни, о духах cтихий и небесных светил, с которыми можно вступать в сношения, о теургии, животворящей кумиры, писали, сверяясь с герметическими текстами, самые тонкие и возвышенные умы эпохи вроде Фичино, не говоря уже о тех, кто пытался дать практическое применение оккультным дисциплинам, — об известном демонологе аббате Иоганне Тритемии, Агриппе Неттесгеймском, авторе трактата «Оккультная философия» (De occulta philosophia, 1-e изд. — 1531), Теофрасте Парацельсе, превозносимом современниками за мудрость и знания, будто бы позволявшие ему управлять тайными силами природы и духа, в качестве «германского Трисмегиста».

Ощутимое влияние герметических идей прослеживается в творчестве виднейших мыслителей 2-й половины XVI — начале XVII вв. Представление о живом, во всех своих частях одушевленном мире, концепция универсального знания, дающего ключ к пониманию, объяснению и использованию любой сущности, наконец, прославление божественной мощи человека-творца (прежде всего в лице мага-философа) и его высокого призвания — все эти тесно связанные с герметической традицией темы получили дальнейшую (применительно к научным и духовным исканиям их времени) разработку в сочинениях Джордано Бруно, Франческо Патрици да Керсо, Фрэнсиса Бэкона, Роберта Фладда, Томмазо Кампанеллы. Только на исходе ренессансной культуры, в 1614 году, изысканиями известного эллиниста Исаака де Казобона, выходца из протестантской Женевы, было установлено несоответствие герметических писаний сложившемуся вокруг них мифу — отнеся их возникновение к первым векам н. э., он отверг их легендарное авторство и их незапамятную древность; в результате они утратили ореол богооткровенных пророческих книг.

Библиография

  • Странден Д. Герметизм. Его происхождение и основные учения Сокровенная философия египтян. СПб. изд.А.И.Воронец. 1914.
  • Странден Д. Герметизм. Его происхождение и основные учения. Сокровенная философия египтян. М. РАПИ. 1991.
  • Знание за пределами науки. Мистицизм, герметизм, астрология, алхимия, магия в интеллектуальных традициях I-XIV веков. М., Республика. 1996
  • Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. / пер. сост. и комент. К. Богуцкий. Киев-СПБ. Ирис-Алтейя. 1998.
  • Мид Дж.Р.С. Трижды величайший Гермес. Пер. с англ. А.П. Хомик. М.: Алетейя, 1998.
  • Герметизм, магия, натурфилософия в европейской культуре XIII-XIX вв. М Канон. 1999
  • Йейтс Ф. А. Джордано Бруно и герметическая традиция. М.: Новое литературное обозрение, 2000.
  • Силард Л. Герметизм и герменевтика. CПб. Изд-во И.Лимбаха. 2002.
  • Трисмегист Гермес. Высокий герметизм. Серия: Сокровенный свет. Санкт-Петербург. Азбука. Петербургское Востоковедение. 2001.
  • Сакральный мистицизм Запада. Герметическая философия. Серия: Великий синтез: наука, искусство и религия. М. Беловодье. 2007.
  • Бутузов Глеб. Приношение Гермесу. Основы алхимического мировоззрения. Воронеж. Terra foliata. 2012.
  • Фестюжьер, Андре-Жан. Откровение Гермеса Трисмегиста (La Révélation d’Hermès Trismégiste, 1944-54, издание в четырёх томах).
  • Том. I. Астрология и оккультные знания / русский перевод В. А. Ткаченко-Гильдебрандта (Прандау) — М.: Велигор, 2018. — 624 с.
  • Том. II. Астрология и Оккультные Знания. Книга 2. Космический Бог. - М.: Велигор, 2019, 544 c.
  • Том. III. Астрология и Оккультные Знания. Книга 3. Космический Бог. - М.: Велигор, 2020, 464 c.
  • Том. IV. Книга 4. Доктрины Души. – М.: ТД Велигор, 2020. – 464 с.: ил.
  • Эбелинг Ф. Тайная история Гермеса Трисмегиста: герметицизм с древности до наших дней. СПб. РХГА 2020
  • Фейвр 1995, Фауден 1986, Йейтс 1964.
  • Гуили Розмари Эллен. Энциклопедия магии и алхимии. СПб.: Азбука. 2013.

Герметизм - одно из самых влиятельных духовных движений западного мира, зародился в Египте периода римского господства в результате столкновения между традиционной египетской духовностью и греческой философией, в первые века нашей эры — эпоху радикальных преобразований в религиозной сфере. Подобно гностицизму, другому течению, возникшему в то же время и в том же месте, герметизм рассматривал непосредственный опыт духовных реальностей как ключ к внутреннему преображению. Но в отличие от гностицизма, многое почерпнувшего из иудейско-христианского дуализма и отвергавшего материальный мир — тюрьму, находящуюся во власти злобного божества, — герметизм радовался красоте физического мира, являвшейся отражением духовных реальностей. Вместо диких мифов гностической традиции герметические сочинения наполняют философия, благочестие и понятие о духовном преображении, которые доступны для всех, кто желает обратить свой ум к созерцанию «вещей такими, каковы они есть». Тем не менее в недрах древнего (как, впрочем, и современного) гностицизма проходит мощное течение магических практик и алхимии; созерцание Вселенной, по мысли герметиков, ведет постепенно к овладению ее скрытыми силами.

Герметическая традиция дошла до наших дней благодаря трем источникам.

Во-первых, это "Corpus Негmeticum", сборник небольших по объему книг, приписываемых основателю движения, богоподобному мудрецу Гермесу Трисмегисту; упомянутый сборник пережил падение Римской империи в Византии и попал в западный мир благодаря семейству Медичи, правившему Флоренцией в эпоху Возрождения и приобретшему в 1460 году один экземпляр указанного выше труда.

Во-вторых, это «Асклепий», латинский перевод с утраченного греческого оригинала, тоже приписываемого Гермесу, который сохранился в средневековой Европе.

В-третьих, это конспект оккультных текстов, «Picatrix», сборник старинных герметических магических практик, составленный безымянным арабским магом где-то в начале Средних веков и приписываемый великому мусульманскому ученому аль-Маджрити. Все эти произведения попали в поле внимания оккультистов и филологов в эпоху итальянского Возрождения, в результате чего и родился ренессансный герметизм.

Из герметизма эпохи Возрождения вышло все современное оккультное движение. В сочинениях таких философов и оккультистов герметического направления, как Марсилио Фичино, Джованни Пико де ла Мирандола, Генрих Корнелий Агриппа и Джордано Бруно, герметическое учение превращается в универсальную философию, где каждый материальный объект является отражением духовных реальностей, и способность рассмотреть соответствие между камнями, растениями, звездами и духами позволяет герметику преображать окружающий мир. Эти концепции проникли почти во все области ренессансной культуры и образовали фон, на котором появились мнемоника и другие, ныне забытые, духовные дисциплины той эпохи. Также это способствовало становлению розенкрейцеровского движения и оказалось ключевым фактором для средневековых цеховых организаций каменщиков, превратившихся в современные масонские структуры. По этим каналам идеи и учение герметизма проникли в тайные общества XVIII и XIX столетий. Само название таких крупнейших организаций конца XIX века, как Герметическое братство Луксора и Герметический орден Золотой Зари, говорит о том, что своими корнями они произрастают из герметизма. Впрочем, еще в период их процветания Теософское общество начинает свой грандиозный разворот на Восток, в результате которого большинство западных мистиков в XX столетии перестали обращать внимание на собственное культурное наследие, а четыре поколения искателей истины поверили в то, что мудрость можно отыскать лишь в Азии. Как только это убеждение дало трещину, тайные традиции Запада вновь стали постепенно завоевывать сторонников, и герметизм, в частности, пережил небольшое возрождение, Насколько небольшое — на этот вопрос дать ответ предстоит двадцать первому веку.