Волосы

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Волосы Медузы Горгоны

Волосы — в магическом символизме волосы являются сосредоточием жизненных сил человека, средством мировосприятия и сосредоточения тонких психических энергий. С самых древнейших времен все народы наделяли волосы магической и мистической силой. В магии отрезанные волосы (как и ногти, пот, слюна и др.) воспринимались как заместитель (двойник) человека. Волосы, включая и те, что на теле, есть продукт нашего родства с животной природой и животной душой; они – символ и вместилище жизненной энергии и жизненной силы человека. Выражение «не дать ни одному волосу упасть с чьей-либо головы» предполагает гарантию полной безопасности.

Символизм и соответствия волос

Волосы, в своем двойственном символизме, соответствуют cтихии огня как первоначальной созидающей силы. Потому, наибольшее значение придается волосам огненного, рыжего цвета. Рыжие волосы, как правило, приписывались многим негативным персонажам, связанным с демоническим миром:

... красный становится par excellence [главным образом (лат.).] цветом Иуды: в его сердце полыхает адское пламя, и изображать его следует с пламенеющими волосами, то есть рыжеволосым, ибо рыжий цвет является знаком коварной природы и свидетельствует о его предательстве. <...> В искусстве позднего Средневековья целый ряд предателей, изменников и мятежников подчас, или даже зачастую, имеют рыжие волосы. Например, Каин, который в системе типологических соответствий между символикой Ветхого и Нового заветов, почти всегда представляется прообразом Иуды. <...> рыжий цвет волос является одной из их самых заметных иконографических или идентификационных особенностей, так что постепенно рыжая шевелюра становится приметой и других категорий изгоев и отщепенцев: еретиков, евреев, мусульман, цыган, ханжей, прокаженных, калек, самоубийц, попрошаек, бродяг, нищих и всякого рода деклассированных персонажей. <...> Отныне рыжая шевелюра становится главнейшим иконографическим знаком отверженности или позора. <...> На самом деле, в Библии ни Каин, ни Иуда не обладают рыжей шевелюрой, зато рыжие волосы есть у других персонажей, и это, за одним исключением, в том или ином отношении персонажи отрицательные. Прежде всего это Исав, брат-близнец Иакова, про которого в книге Бытия говорится, что с самого рождения он был «рыжим и волосатым как медведь». <...> Исключение составляет сам Давид, о котором в книге Самуила [в Первой книге Царств] сказано: «рыжеволосый, статный и с ясным взором». <...> В греческой и римской традициях рыжие волосы также воспринимались отрицательно. Греческая мифология, к примеру, награждает рыжей шевелюрой Тифона, — чудовищное создание, мятежного сына Геи, восставшего против богов и особенно против Зевса. Диодор Сицилийский, греческий историк I века до нашей эры, рассказывает, как «некогда» Тифону, дабы смирить его гнев, приносили в жертву рыжеволосых людей. Легенда эта, возможно, пришла из Древнего Египта, где считалось, что Сет — бог, ассоциирующийся со злым началом, также был рыжим и, по словам Плутарха, ему в жертву приносили людей с волосами такого же цвета. В Риме все не так кровожадно, однако и там рыжие были не на лучшем счету. Так, слово rufus [Рыжий (лат.).], особенно в имперскую эпоху, является одновременно и прозвищем, обычно с оттенком насмешки, и одним из самых распространенных оскорблений. <...> во всех трактатах по физиогномике — по большей части восходящих к одному тексту III века до нашей эры, который приписывается Аристотелю, — рыжие, по образу и подобию лисы, описываются как люди лживые, хитрые и жестокие. <...> В германо-скандинавском мире, где рыжие встречаются относительно часто и можно было бы рассчитывать на то, что отношение к ним будет a priori более благожелательным, дело обстоит примерно так же. Тор, самый свирепый и страшный из богов, — рыжий; Локи, демон огня, воплощение разрушительного и злого начала, породивший самых ужасных чудовищ, — тоже рыжий. Представления германцев — как, впрочем, и кельтов — о рыжих волосах ничем не отличаются от представлений евреев, греков и римлян.[1]

Волосы могут символизировать власть и могущество, богатство и плодородие, сексуальность, счастье, харизму, красоту. Расчесывание волос ограничивалось целым рядом запретов. Волосы, выпавшие при чесании, нельзя было бросать: ведьмы могли сделать из них «завой» с наговором, злой человек мог наслать порчу, мыши могли утянуть волосы в свою нору, птицы — унести в гнездо, вихрь — подхватить и т. п., поэтому волосы затыкали в щели, зарывали в землю, закапывали на перекрестке, клали под камень, сжигали.

Как пишет Алистер Кроули:

Древние Маги рекомендовали предварительное очищение сроком от трех дней до многих месяцев. На протяжении этого периода подготовки они уделяли пристальнейшее внимание диете. Они избегали животной пищи, дабы в их окружение не проник элементальный дух животного. Они предавались половому воздержанию, чтобы на них никоим образом не мог повлиять дух женщины. Столь же аккуратно они обращались и с телесными выделениями; например, после стрижки волос и ногтей они церемониально уничтожали все срезанные частицы.[2]

Восьмая глава Книги Лжей Кроули называется «Вымоченный конский волос». Как поясняет в примечании Кроули: «Глава называется «Вымоченный конский волос» из-за средневекового поверья, согласно которому вымоченный конский волос превращается в змею; змея же — это условное обозначение мужского семени, особенно в гностической и древнеегипетской символике».[3]

Лишение волос

Франческо Мороне. «Самсон и Далила» . Первая четверть XVI в.

Стрижка волос часто имела символическое значение и регламентировалась в зависимости от возраста, пола и времени стрижки — дня недели и фазы луны. Согласно библейской истории Самсона и Далилы, могущество назарея Самсона было заложено в его волосах, которые он не стриг с детства. Потому когда Далила срезала его волосы, он лишился своей богатырской силы и был легко схвачен врагами. По месопотамским законам, ложное обвинение наказывалось сбриванием половины волос на голове.

Потому стрижка волос часто была неотъемлемой частью обряда перехода человека из одного состояния в другое. Например, подстрижение в монахи, стрижка волос при крещении, стрижка волос новобранцам в армии и т.д. Согласно Библии, сбривание волос на всем теле совершалось при посвящении левитов (Чис. 8:7). В Египте священников называли «лысыми», а иероглиф, обозначавший «траур», состоял из трех прядей волос.

Врачевание и магическое использование волос демонстрирует веру в особую силу волос, способную в сочетании с магическими действиями (сжигание, окуривание, протаскивание, закапывание в землю) предохранять людей от болезней или изгонять их. При помощи волос можно извести человека, «передать» болезнь другому либо произвести наговор над чужими волосами.

Непокрытые женские волосы, по народным представлениям, могли принести вред людям, хозяйству, урожаю и т. п. В Древней Руси женские распущенные и непокрытые волосы являлись символом нечистой силы. Такую женщину неодобрительно называли волосаткой (мифическое существо в облике женщины с растрепанными волосами) или простоволосой, простоволоской (женщина, девушка с непокрытой, а также с непричесанной головой/незамужняя, вольного поведения женщина, потерявшая право убирать голову по-девичьи. Русские мифологические персонажи с длинными волосами ассоциируются с нечистой силой, опасностью; женщины с распущенными волосами символизируют вольное поведение, непослушание, проклятие, позор. В иудейской традиции длинные женские волосы считаются соблазном, потому их следует закрывать платком или полностью сбривать. В русской традиции существовал обряд расплетания косы, когда после замужества девушка должна более не носить косы, а волосы всегда закрывать головным убором, в знак подчиненного положения в семье.

... это делается с целью обезопасить и предохранить себя от ее магической силы, принадлежащей чужому роду и могущей оказаться вредной роду мужа. Именно этим объясняется, что домовой, представитель и охранитель этого рода, хватает ее за волосы, если она выйдет в сени с непокрытой головой. Поэтому может она причинить страшное несчастье, если «засветит волосом». Это страшный грех, так как это — освобождение своей магической силы и тем самым — бунт против чужого рода и брачных уз, ее к нему привязавших. Открыть волосы—значит нарушить брак.[4]

Таким образом, лишение волос, бритье головы может являться выражением отказа от собственной воли, рабского состояния, так, например, в Риме рабам брили голову или часть головы. Если пленница становилась женой израильтянина, она должна была «остричь голову» (Втор 21:12).

Длинные волосы

Длинные волосы часто напрямую связывали с негативной мистической силой. Например, в ирландской мифологии можно встретить описание загадочного мифического персонажа Банши, который является предвестником смерти. Отличительным признаком Банши являются специфический крик и длинные волосы. Расчесывание волос Банши символизирует наступление смерти. Длинные распущенные волосы имеют русалки, ведьмы отправляются с распущенными волосами на Лысую Гору или на сборище Вальпургиевой ночи.

В мифах, эпосе и волшебных сказках практически у всех хтонических существ, а также у многих героев, имеющих стихийное или божественное происхождение, длинные всклоченные волосы (нередко на голове у них, как у Горгон и Эринний, вместо волос извиваются змеи и другие гады). Косматость и неухоженность является одним из признаков некультивированной, первобытной, стихийной силы мифоэпического персонажа. Например, герой аккадского эпоса Энкиду космат и взъерошен, могучее тело его покрыто щетиной, как у буйвола. В библейском Откровении отмечается, что у необычных демонических существ, вышедших из бездны, волосы были «как волосы у женщин» (Откр. 9:8). Согласно мифам, косматые звериные ноги являлись отличительным признаком демонических персонажей, которые пытались выдать себя за людей (например, царицы Савской).

Родитель отдают ребенка косматому демону. 1505.

Длинные волосы — характерный атрибут иконографии дьявола. В описании английского церковного автора Эльфрика (Х в.) волосы дьявола свисают до самых лодыжек (Гомилии, 1:31); весьма часто они изображаются и в виде змеящихся стрел, устремленных вверх, — вероятно, символическое изображение адского пламени, которым объят дьявол. В пользу такого предположения свидетельствует описание Сатаны в «Жизни св. Антония» Афанасия (IV в.): «Волосы объяты пламенем, из ноздрей исходит дым, как бы от жара пылающей углем печи».[5]

В дневниках Джона Ди, изданных Казобоном, ангел Мадими, диктовавший Божественные откровения, описана так: «Вдруг из моей молельни словно бы вышла духовная сущность, подобная хорошенькой девочке возрастом лет семи или девяти, с непокрытой головой и волосами, спереди завитыми, а сзади — ниспадающими прямо и очень длинными» (28 мая 1583 года).

Косматость, является признаком хтонизма, сопричастности к Золотому веку (архаическим временам первого поколения героев) и главным залогом обладания стихийной, нечеловеческой силы. Эта сила имеет божественную природу и обладателями ее могут быть как герои, так и антигерои, имеющие генетическую связь с мифоэпическими временами. Когда этой силой овладевают антигерои, она обретает темные деструктивные формы, когда же ее носителями становятся богоизбранные герои, она получает охранительный характер и трактуется как эманация солнечного света, материальное воплощение животворящей силы.

В мистическом романе Эдварда Бульвер-Литтона «Призрак» («Занони») рисуется следующий облик Священного Ангела-Хранителя:

Из сверкающей колонны вышло чудное видение. Это было лицо человека, очень молодое лицо с печатью вечности и мудрости; свет, похожий на сияние звезд, пульсировал в его прозрачных венах; все его тело было свет, и свет рассыпался искрами между волнами его роскошных блестящих волос.[6]

Обычай, чтобы жрецы или вожди носили длинные волосы, существует у самых различных народностей. Древние еврейские назореи не имели права брить голову либо на период обета (Чис 6:5), либо вообще никогда (Суд 13:5), и волосы их считались священными: «Во все дни обета назорейства его, бритва не должна касаться головы его; до исполнения дней, на которые он посвятил себя в назореи Господу, свят он: должен растить волосы на голове своей» (Книга чисел, гл. 6, ст. 5). Растить волосы обязаны и православные священники как символ своего служения Богу, католические же священники ритуально бреют себе тонзуру, что является другим выражением того же посвящения волос Богу.

Волосы в Библии и каббале

Библия содержит около сотни упоминаний о волосах, что делает их важным смысловым образом. Чрезмерный волосяной покров ассоциируется с животной силой, как в случае с волосатостью нечестивого Исава (Быт. 25:25) или с состоянием языческого царя Навуходоносора во время его помешательства, когда «волосы у него выросли как у льва, и ногти у него — как у птицы» (Дан. 4:30). Образ косматого, волосатого человека в Библии напрямую связан именно с Исавом: «Первый вышел рыжий, весь [покрытый] волосами, словно одеянием. Дали ему имя Эсав» (Берешит, Тольдот 25:25). Прозвище Исава — Эдом («красный») было связано с рыжим цветом его волос, который считался демоническим цветом.

С другой стороны волосы также могут символизировать красоту и привлекательность. Красота сына Давида — Авессалома выражалась, в частности, в его густой шевелюре — настолько густой, что стрижка выливалась в ежегодное празднество с использованием весов для привлечения внимания к себе и придания харизмы его личности (2 Цар. 14:25-26). Однако волосы стали и причиной его гибели. Он восстал против отца, был разбит, во время бегства запутался длинными волосами в ветвях дерева и был убит. В «Песни песней» волосы возлюбленной и их очаровательные переливы выглядят для влюбленного «как стадо коз, сходящих с горы Галаадской» (Песн. 4:1; 6:6). Лишение волос знаменует конец света. В день суда, пишет Исайя, Бог станет небесным брадобреем: «В тот день обреет Господь бритвою... голову и волоса на ногах, и даже отнимет бороду» (Ис. 7:20).

В каббалистической традиции «Сериэль» или «Саариэль» (то есть «Космачи Божьи») одно из имен клипы третьей сефиры Бина, смысл которой «тайное место, укрытие, тайник». Слово «саир» означает на иврите «козел», а также используется в значениях «волосатый», «косматый черт» и «бес». Это слово также связано с образом «козел отпущения» — «саир лэ-азазэль», то есть Азазель.

Моше Кордоверо в своей книге «Гранатовый сад» пишет:

... третья клипа — Саариэль, и потому от нее Исав, — муж косматый, и жена, распустившая власы свои, что стали источником мужского вожделения.[7]


Длинные волосы также были характерной особенностью другого демонического персонажа — Лилит.

Символизм волос в Телеме

В своем описании Айвасса, продиктовавшего ему Книгу Закона Алистер Кроули отмечает его темные волосы:

Казалось, это высокий, темноволосый мужчина за тридцать, хорошо сложенный, энергичный и сильный, с лицом дикарского царя.[8]

В Книге Закона Нуит заявляет: «мои власы — деревья Вечности». Как поясняет Кроули, «по-видимому, Госпожа Наша говорит о Своих волосах как «деревьях Вечности» в связи тем, что Космос имеет древовидную структуру».[9]

Другое упоминание волос в Книге Закона приводится в описании «царственных хищниц», ласкающих «отшельников»: «в очах их огонь и свет, пламена их волос облаками объемлют тело».[10]

Хор-па-Крат на Аркане «Эон»

Локон волос присутствует на изображении Хор-па-Крата на Аркане XX («Эон») в Таро Тота.

Ухо его обрамляет локон черных волос — это сила Высочайшего, нисходящая на брахмарандра-чакру. <...> Это единственный «говорящий» символ, единственное указание на то, что перед нами не просто безволосый младенец: ибо локон, о котором идет речь, — единственное пятно цвета, выделяющееся на этом розовом комочке плоти.[11]

Пышные волосы имеют богини, изображенные на Вожделение (Ату XI) и Звезда (Ату XVII). Аналогом волос можно считать и рога «Дурака» на соответствующем Аркане.

В Видении и Голосе, при описании 9-го Эфира, рисуется следующей облик Девы-Вселенной:

... все тело ее покрыто тончайшими золотыми волосками — это электрические разряды, которыми вооружены, словно копьями, могучие и грозные Ангелы, чьи нагрудники — чешуи кожи ее. А волосы на голове ее, ниспадающие до самых пят, — то истинный свет самого Бога.[12]

Примечания

1. Пастуро М. Символическая история европейского Средневековья. СПб.: Alexandria, 2012.
2. Алистер Кроули. Магия в теории и на практике. М.: Ганга, Телема, 2009. Перевод А. Блейз. Стр. 170.
3. Алистер Кроули. Сердце Мастера. Книга Лжей. М.: Ганга, Телема, 2009. Стр. 113.
4. Гаген - Торн Н.И. Магическое значение волос и головных уборов в свадебных обрядах Восточной Европы// СЭ 1933/5-6.
5. А. Е. Махов. Hostis Antiquus. Категории и образы средневековой христианской демонологии. М.: Intrada. 2006. Стр. 97.
6. Эдвард Бульвер-Литтон. Призрак. Пер с англ. М. Радуга. 1994.
7. Моше Кордоверо. Гранатовый сад. \ `Книга тайн` Алистера Кроули и теневое Древо Жизни. М., Телема. 2020. Стр. 517.
8. Алистер Кроули. Равноденствие богов. Закон для всех. М.: Ганга, Телема, 2010. Стр. 162.
9. Там же, стр. 259.
10. Тем же, стр. 298.
11. Алистер Кроули. Книга Тота. М.: Ганга, 2010. Стр. 92.
12. Алистер Кроули Видение и Голос. Книга Еноха . М.: Издательство «Ганга», 2010. Стр. 185.