Шехина

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к навигации Перейти к поиску
Шхина входит в Скинию

Шехина или Шхина (др.-евр. ‏שְׁכִינָה — «присутствие, пребывание, проживание») — в иудаизме и каббале — термин, обозначающий присутствие Бога, воспринимаемое и в физическом аспекте. В раввинистической литературе рассматривается как одно из имен Бога. Рене Генон указывает, что "в самом общем смысле Шехина — это «реальное присутствие» Божества в мире"[1].

В герметической каббале также понимается как женский аспект Бога; имманентное Божественное присутствие; слава Господня. В качестве материнской ипостаси Божества ассоциируется с сефирой Бина; в качестве Девы, Невесты Зеир Анпина, — с Малкут.

Происхождение образа Шехины

Изначально термин употреблялся в контексте описания святая святых скинии и Иерусалимского храма, и определялся как ощущение присутствия божественной силы. В Библии слово «шхина» не встречается, однако оно используется для обозначения «Славы Господней» (греч. δόξα) и скинии (греч. σκηνή) в еврейских переводах Нового Завета. По отношению к Богу понятие Шхина в иудаизме используется в двух основных аспектах. В Письменной Торе (Танахе) обычно имеется в виду явное раскрытие Творца в рамках этого мира. А в Торе Устной (Талмуде, Мидрашах и каббалистических источниках) это понятие используется в более широком смысле и выражает саму связь Творца с Творением, его скрытое присутствие в нем, даже когда оно явно неощутимо человеком.

Образ Шехины в иудейской каббале

Одним из образов, часто ассоциируемых с понятием «Шхина», является образ света. Так, по поводу стиха «... и земля осветилась от славы Его» (Иех. 43:2) говорится, что свет — это лицо Шхины (Хул. 59б–60а). Сияние Шхины укрепляет ангелов на небесах и праведников в олам ха-ба (Иех. Р. 32:4; Бр. 17а; ср. Исх. 34:29–35).

Саадия Гаон в книге «Эмунот ве-де‘от» («Верования и воззрения») отметил, что Шхина тождественна «славе Божьей» (кавод ха-Шем), которая служила посредницей между Богом и человеком в пророческом опыте. Он высказал мнение, что «слава Божья» — это библейский термин, а Шхина — талмудический; оба обозначают сотворенный свет, служащий посредником между Богом и человеком и принимающий иногда человеческий облик. Так, когда Моисей попросил Бога показать ему Свою славу, Бог показал ему Шхину, а когда пророки в своих видениях созерцали Бога в человеческом облике, они видели не Самого Бога, но Шхину. Отметим, что Шехина здесь - одно из творений Бога.

Маймонид принял взгляд Саадии на Шхину как на сотворенный свет, тождественный Славе Божией. Он также связывал Шхину с пророчеством, объясняя, что пророку в его видениях является именно Шхина (Майм. Наст. 1:21). Объясняя пророчество как истечение преизбыточной Божьей полноты через посредство активного разума (там же, 2:36), Маймонид писал, что человек постигает Бога с помощью того света, который Бог изливает на него. Шехина или свет является здесь посредником между Богом и человеком и может быть соотнесена с сефирот Тиферет и Йесод. Однако в некоторых местах Маймонид отождествляет Шхину с Самим Богом. Например, выражение «ноги Бога» в своем толковании книги Исход 24:10 (Наст. 1:28) Маймонид объясняет как Его трон, на котором восседает Шхина (то есть Сам Бог).

В «Сефер Бахир» Шехина отождествляется с Малкут - низшей сефирой древа, царством - и описывается как дочь, царевна, женское начало в мире Божественных сфирот. Эти идеи развивались в каббалистических кругах в конце 12 в. — 13 в.; они смешались с философскими идеями в трудах каббалистов Жероны и в писаниях Авраама Абулафии; многие нюансы добавили к этим идеям Ицхак Сагги Нахор (Ицхак Слепой), братья Яаков и Ицхак Кохен. Многие из этих мотивов были соединены автором книги Сефер Зогар и его кругом, в особенности Иосефом Джикатиллой. С конца 13 в. основная концепция Шхины оставалась неизменной до времени И. Лурии и его учеников в Цфате; от них она перешла в хасидизм, хотя в произведениях каждого из каббалистов можно обнаружить некоторые модификации этой концепции. Всем им, однако, свойственны некоторые общие элементы.

В лурианской каббале Шхина, или малхут, — это десятая, последняя сфира в иерархии сфирот. В Божьем мире она представляет женское начало, а тиф’ерет (шестая сфира) и иесод (девятая) представляют мужское начало. Все элементы и характеристики других сфирот представлены в Шхине. Малхут соотносится здесь не со стихией земли, а с луной, подобно луне, она не обладает собственным светом, но получает Божественный свет от других сфирот. Главная цель царства сфирот (и религиозной жизни вообще) — восстановление подлинного единства Бога, союза мужского начала (главным образом тиф’ерет) и Шхины, который был нарушен грехами еврейского народа, кознями злой силы (ситра ахра) и галутом (изгнанием, вынужденным пребыванием еврейского народа вне его родной страны Эрец-Исраэль). Восстановление первоначальной гармонии может быть достигнуто действиями еврейского народа — его верностью Торе, соблюдением заповедей и молитвой.

В каббалистической литературе используются многочисленные и разнообразные символы, выражающие разные аспекты отношения Шхины к другим сфирот и свойство Шхины быть главным полем битвы между силами добра и зла. Шхина ближе других сфирот к сотворенному миру, поэтому она главный объект сатанинских козней. Долг человека и других сфирот — защищать Шхину от происков ситра ахра.

Шхина — источник сотворенного мира и сила, поддерживающая его. Через нее проходит Божественный свет, который хранит сотворенный мир. Шхина — это Божественное начало еврейского народа. Все, что происходит с еврейским народом в земном мире, отражается на Шхине: с одной стороны, она укрепляется и слабеет в зависимости от добрых дел и грехов каждого еврея и всего народа; с другой стороны, все, что происходит со Шхиной, ее отношения с другими сфирот и ее борьба с силами зла отражаются на положении еврейского народа в земном мире. Шхина — это та Божественная сила, которая обычно открывается пророкам, хотя иногда в этом откровении могут участвовать и высшие Божественные силы. Общение со Шхиной также является первой целью мистика, который пытается достичь общения с Божественными силами. Идея изгнания Шхины в результате космической катастрофы и грехопадения Адама приобрела большое значение в лурианской Каббале. Соблюдение мицвот (заповедей) служит освобождению Шхины и воссоединению ее с Богом.

Образ Шехины в системе Золотой Зари

В традиционной еврейской молитве («Криат Шма») на сон грядущий содержатся такие слова:

«Во имя IHVH, Бога Израиля: по правую руку мою Михаэль, по левую руку мою Габриэль, а предо мной Уриэль, а за мной Рафаэль, а над моей головой Шехина Божья!»

Очевидно, что именно отсюда происходит «призывание архангелов» в составе МРП, хотя соответствия архангелов сторонам света было изменено в соответствии с системой Золотой Зари.

Иные представления о Шехине

Frater Abiyah [2] пишет, что немецкие каббалисты описывали Шехину как огненное кольцо, окружающее Бога и породившее Престол Божий, ангелов и человеческие души. Это согласуется с представлением о Шехине как Божьей Невесте, соединяющейся с Богом в мире Ацилут и порождающей остальные три мира. Таким образом, Престол, ангелы и человеческие души оказываются соответствиями миров Брия, Йецира и Асия.

Когда Шехина нисходит в мир Брия, вокруг нее собираются высшие из архангелов, чтобы свет Шехины с их помощью сгустился в тело. Этот процесс связан с сефирой Бина — и как обителью Горней (непроявленной) Шехины, и как местом, где сила преображается в форму.

Сойдя в мир Йецира и обретя форму, Шехина затем проявляется в мире Асия. Здесь у нее два основных проявления. Во-первых, как Дольняя Шехина, или Изгнанница, она подобна мировой душе или «Гее» Джеймса Лавлока [3]. Во-вторых, как источник всех душ Шехина заключена и в каждом человеке: это та искра, которая стремится к воссоединению с Горней Шехиной, а через нее — с Богом.

Шехина может олицетворять и весь Срединный столп Древа, соединяющий Изгнанницу с Творцом, или Малкут — с Кетер. Примером тому служит следующая цитата из книги «Зогар»:

«И Дух сей (Шехина) изошел из сокровенного мозга (Кетер). Ее называют Духом Жизни, и через Нее всякий человек постигает Хокму, Мудрость».

Рафаэль Патай в книге "Иудейская богиня" пишет:

Достигшая предельного развития, как явствует из мидрашистской литературы, концепция Шехины есть независимая женская божественная сущность, сострадательная натура которой побуждает ее спорить с Богом, защищая человека. Таким образом, если не по характеру, то по своей функции и положению Шехина — прямая наследница таких древних иудейских богинь ханаанейского происхождения, как Ашера и Анат.

Рене Генон пишет, что

в тех местах Писания, где упоминается Шехина, чаще всего говорится о созидании духовного центра: сооружении ковчега завета, построении храмов Соломона и царицы Зороавель. Такой центр, устрояемый в соответствии со строго определенными правилами, и в самом деле должен являться местом проявления божества, рассматриваемого прежде всего в своем светоносном обличье [...] Вообще же Шехина представляется в многочисленных аспектах, главными из которых являются два — внутренний и внешний; оба они яснее всего определяются фразой, содержащейся в другой традиции — христианской: «Gloria in excelsis Deo, et in Terra Pax hominibus bonae voluntatis» [4]. Слова «Gloria» и «Рах» [5] относятся соответственно к внутреннему и внешнему аспекту вопроса, т. е. к Принципу и к проявленному миру; рассматривая эти слова с данной точки зрения, тут же понимаешь, почему они произнесены ангелами (Малаким), чтобы возвестить рождение «Бога с нами» или «в нас» (Эммануил). Относительно первого аспекта можно также припомнить теологические теории о «свете славы», в котором и посредством которого осуществляется «блаженное видение» (in excelsis); что же касается второго аспекта, т. е. Мира (Рах), то он, в эзотерическом смысле, повсюду воспринимается как один из основных атрибутов духовных центров, установленных в нашем мире (in Terra). С другой стороны, арабский термин Шакина, соответствующий еврейскому Шехина, переводится как «Великое миролюбие» и, таким образом, полностью совпадает с розенкрейцерским понятием «Рах рrofunda» [6]; эта параллель позволяет объяснить, что именно розенкрейцеры понимали под выражением «Храм Святого Духа», а также уразуметь точный смысл евангельских текстов, в которых говорится о Мире, тем более, что «тайная традиция, касающаяся Шехины, имеет некоторое отношение к свету Мессии» [...] [1].
С другой точки зрения, Шехина — это совокупность Сефирот; напомним в этой связи, что «правый ствол» сефиротического древа принадлежит Милосердию, а левый — Строгости. Прослеживая те же аспекты в образе Шехины, можно сказать, что, по крайней мере в известном смысле. Строгость соответствует Справедливости, а Милосердие — Миру. «Когда человек согрешает и удаляется от Шехины, он подпадает под власть сил (Сарим), зависящих от Строгости»,28 и тогда Шехина зовется «рукой строгости», что напоминает всем известный символ «руки правосудия»; если же, напротив, «человек приближается к Шехине, он обретает свободу», а Шехина в таком случае предстает как «десница божия», т. е. «рука правосудия» становится «рукой благословляющей» [1].

Некоторые современные мистики и маги отождествляют Шехину со Святым Духом, а другие — с женской ипостасью Святого Духа. Но в действительности Шехина — это имманентное присутствие Бога, божественная искра, заключенная в каждом человеке.

Примечания

1. Генон Рене. Символика креста (сборник). Глава III. «Шехина» и «Метатрон».
2. Frater Abiyah LBRP – The Genius Child of the Golden Dawn. Перевод Анна Блейз, 2012
3. Джеймс Лавлок (р. 1919) — английский ученый, выдвинувший так называемую «гипотезу Геи», согласно которой планета Земля представляет собой единый сверхорганизм.
4. "Слава в вышних Богу и на земле мир людям Его благоволения" - первая строка гимна, исполняемого во время Мессы в латинском обряде, часть ординариума. Другие названия: ангельская песнь, большая доксология. Начинается со слов, которые пели ангелы при рождении Христа (Лк 2 : 13, 14).
5. "Слава" и "мир".
6. "Глубокое умиротворение".