Парсонс, Джон

Материал из Телемапедия по-русски
Перейти к: навигация, поиск
Джон Парсонс

Джон Уайтсайд «Джек» Парсонс (урожденный Марвел Уайтсайд Парсонс) (02.10.14 – 17.06.52) – американский инженер-ракетостроитель, исследователь в области разработки ракетных двигателей, химик, оккультист-телемит. Сотрудничал с Калифорнийским технологическим институтом (Калтех), принимал участие в создании Лаборатории реактивного движения (JPL) и компании по производству ракетных двигателей «Аэроджет» как один из основателей. Изобретатель первого ракетного двигателя на смесевом твердом ракетном топливе и пионер ракетостроения (жидкостные и твердотопливные ракетные двигатели).

Парсонс родился в Лос-Анджелесе, США, в состоятельной семье, которая проживала в Пасадене (Калифорния) на фешенебельной Орандж-Гроув авеню, и поныне остающейся достопримечательностью города. Увлекаясь научно-фантастической литературой, Парсонс еще в детстве заинтересовался ракетостроением и в 1928 году вместе со своим школьным другом Эдом Форманом провел свой первый любительский ракетный эксперимент. Из-за финансовых проблем, связанных с Великой депрессией, Парсонсу пришлось бросить учебу в техникуме Пасадены и Стэнфордском университете. В 1934 году он объединил усилия с Форманом и магистрантом университета Фрэнком Малиной, и, заручившись поддержкой президента GALCIT Теодора фон Кармана, создал при Калтехе Группу ракетных исследований Авиационной лаборатории Гуггенхайма (GALCIT). В 1939 году Национальная академия наук США финансировала разработку группой GALCIT технологии взлета летательных аппаратов с помощью реактивного ускорителя (JATO) по заказу Вооруженных Сил США. В 1942 году, после вступления США во Вторую мировую войну, группа создала компанию «Аэроджет» для дальнейшего развития и продажи технологии JATO. В 1943 году группа GALCIT сменила название на JPL. В 1939 году, после недолгого увлечения марксизмом, Парсонс обратился к Телеме — новому духовному движению, основанному британским оккультистом Алистером Кроули. В 1941 году Парсонс и его первая жена Хелен Нортруп вступили в ложу «Агапе» — Калифорнийское отделение телемического Ордена Восточных Тамплиеров, или О.Т.О. (Ordo Templi Orientis). В 1942 году он по просьбе Кроули заменил Уилфреда Талбота Смита на посту Мастера Ложи. В 1944 году Парсонс был исключен из Лаборатории реактивного движения и «Аэроджета» из-за дурной репутации ложи и его своенравного поведения на работе, создававшего потенциально опасные ситуации.

В 1945 году Парсонс расстался с Хелен из-за романа с ее сестрой Сарой. После того как Сара ушла от него к Л. Рону Хаббарду, Парсонс провел серию ритуалов, которые называл «Работой Бабалон». Целью этой работы было призывание телемической богини Бабалон на Землю. Вместе с Парсонсом в работе участвовали Хаббард и Марджори Камерон, ставшая женой Парсонса в 1946 году. Когда Хаббард и Сара попытались сбежать, мошенническим путем лишив Парсонса всех его накоплений, он вышел из состава О.Т.О. После этого Парсонс несколько раз сменил место работы, одновременно оставаясь консультантом Израильской ракетной программы. В разгар маккартизма Парсонс был обвинен в шпионаже и лишен возможности работать в ракетостроении. В 1952 году, в возрасте 37 лет, Джек Парсонс скончался в результате взрыва в собственной домашней лаборатории. Это событие привлекло внимание средств массовой информации по всей стране. Полиция признала взрыв несчастным случаем, но многие подозревали суицид или преднамеренное убийство. Оккультные и политические (либертарианские) литературные труды Парсонса были опубликованы лишь посмертно силами западных эзотерических и контркультурных кругов, среди которых Парсонс считается одной из наиболее значимых фигур, способствовавших распространению учения Телемы на территории Северной Америки.

Академические круги не выразили большого интереса к научной карьере Парсонса, но историки признали его вклад в развитие ракетостроения. Благодаря его изобретениям и деятельности, направленной на приближение возможности исследования космоса и осуществления пилотируемых космических полетов, а также участию в создании JPL и «Аэроджета», Парсонс сыграл одну из важнейших ролей в истории космической программы США.

О Парсонсе написано несколько биографических и художественных произведений, а также снят телесериал «Странный ангел».

Биография

Ранние годы жизни: 1914–1934 гг.

Марвел Уайтсайд Парсонс родился 2 октября 1914 года в Больнице Доброго самаритянина в Лос-Анджелесе. Примерно за год до рождения сына его родители — Рут Вирджиния Уайтсайд (ок.1893 – 1952) и Марвел Г. Парсонс (ок.1894 – 1947) — переехали из Массачусетса в Калифорнию, купив дом на Скарф-стрит в центре Лос-Анджелеса. Сына назвали именем отца, но в семье предпочитали звать Джеком. Вскоре после рождения Джека брак его родителей распался: Рут узнала, что муж часто наведывался к проститутке, и в марте 1915 г. подала на развод. После того, как Марвела публично обвинили в прелюбодеянии, Рут запретила ему общаться с сыном, и отцу Парсонса пришлось вернуться в Массачусетс. Позже он вступил в ряды Вооруженных сил, дослужился до звания майора и женился во второй раз. В этом браке у него родился сын, которого назвали Чарльзом. Со своим единокровным братом Джек встретился лишь однажды.

Рут сохранила фамилию бывшего мужа, но называла сына Джоном. Друзья же всю жизнь звали его Джеком. Родители Рут, Уолтер и Кэрри Уайтсайд, переехали в Калифорнию, поближе к внуку и дочери. Будучи состоятельными людьми, они приобрели в Пасадене фешенебельный дом на Орандж-Гроув- авеню, известной как «миля миллионеров», где и стали жить всей семьей. Джек вырос в окружении домашней прислуги. Друзей у него было мало, поэтому большую часть времени он проводил в одиночестве за чтением. В особенности его увлекали мифы, легенды из цикла о короле Артуре и сборник восточных сказок «1001 ночь». Книги Жюля Верна разбудили в нем интерес к научной фантастике, а бульварные журналы вроде научно-фантастических комиксов «Удивительные истории» -— к ракетам.

В возрасте двенадцати лет Парсонс пошел в Вашингтонскую среднюю школу. Успехи его были весьма скромны: один из биографов, Джордж Пендл, объяснял это недиагностированной дислексией. Кроме того, Джека дразнили за принадлежность к высшему классу, считая его неженкой. Несмотря на это, ему удалось близко сдружиться с Эдвардом Форманом — мальчиком из бедной рабочей семьи. Форман защищал Джека от нападок обидчиков и разделял его интерес к научной фантастике и ракетостроению. Начитанный Джек, в свою очередь, восхищал Формана своими познаниями в литературе. В 1928 году друзья, приняв девиз «Per aspera ad astra» («Через тернии — к звездам»), провели ряд кустарных экспериментов по запуску ракет на пороховом двигателе в расположенном неподалеку каньоне Арройо Секо и на заднем дворе дома Парсонсов. После этих экспериментов весь сад за домом был изрешечен кратерами от неудачных взрывов. В свои ракеты мальчики вставляли самые обычные фейерверки-«бомбочки», которые продавались на каждом углу. Для повышения стабильности ракетного топлива Парсонс предложил добавить в него клей. В дело пошли даже такие материалы как алюминиевая фольга: ее использовали для более легкой формовки пороха.

Примерно в это же время Парсонс заинтересовался оккультизмом и провел в своей спальне ритуал вызывания дьявола. Впрочем, в страхе, что ритуал сработал, Джек бросил занятия оккультизмом.

В 1929 году Парсонс пошел в старшую школу им. Джона Мьюра, где по-прежнему водил дружбу только с Форманом. Там он увлекся фехтованием и стрельбой из лука. Получив плохие оценки за учебу, он был переведен матерью в частную школу-интернат в Сан-Диего – военное училище им. Брауна для мальчиков. Оттуда он был исключен за взрывы, организованные в туалете.

В середине 1929 года семья Парсонса совершила путешествие по Европе, а вернувшись в Пасадену, перебралась в дом на Сан-Рафаэль- авеню. С наступлением Великой депрессии их состояние начало таять, а в июле 1931 года скончался дед Джека, Уолтер. Парсонс пошел в частную школу-колледж «Университи»: это была либеральная школа с нетрадиционным подходом к преподаванию. Здесь он стал хорошо учиться, занял пост редактора школьной газеты «Эль Университано» и получил награду за особые успехи в области литературы. Учителя, получившие подготовку в расположенном по соседству Калифорнийском технологическом институте (Калтехе), разбудили в нем интерес к химии. Денежные проблемы семьи усугублялись, и Парсонс нашел работу по выходным и на время школьных каникул в компании по производству пороха «Геркулес». Здесь он еще больше узнал о взрывчатке и ее возможном использовании в ракетных двигателях.

На пару с Форманом Парсонс продолжал в свободное время самостоятельно изучать любимый предмет, мастеря и испытывая разные ракеты (иногда из материалов, украденных с работы). Вскоре он сконструировал ракетный двигатель на твердом топливе и вместе с Форманом завел переписку с пионерами современной ракетной техники Робертом Г. Годдардом, Германном Обертом, Константином Циолковским, Вилли Леем и Вернером фон Брауном. Парсонс и фон Браун часами говорили по телефону о ракетном деле в их странах и о собственных исследованиях.

В 1933 году Парсонс закончил учебу и вместе с матерью и бабушкой переехал в более скромный дом на Сент-Джон авеню, где вновь погрузился в книги. Он поступил в двухгодичный колледж Пасадены, надеясь на получение диплома по физике и химии, но по финансовым причинам оставил учебу после первого семестра и перешел в компанию «Геркулес» на полную ставку. Позднее Парсонс был отправлен на завод компании в город Геркулес, Калифорния, который располагался в заливе Сан-Франциско. Там он получал довольно высокую зарплату -— сто долларов в месяц, но его мучили головные боли из-за контакта с нитроглицерином. В надежде продолжить учебу, он копил деньги и даже поступил на химический факультет Стэнфордского университета, но плата за обучение оказалась для него неподъемной, и он вернулся в Пасадену.

Группа ракетных исследований GALCIT и дело Кинетта: 1934–38 гг.

В надежде получить доступ к высокотехнологичным возможностям Калтеха для продолжения своих ракетных исследований, Парсонс с Форманом посетили лекцию о работе австрийского инженера-ракетчика Эйгена Зенгера и гипотетическом летательном аппарате, способном выйти за пределы стратосферы. Лекцию читал аспирант института Уильям Боллей, специализировавшийся на теме аппаратов с ракетными двигателями. После лекции друзья подошли к нему, чтобы выразить свою заинтересованность в разработках ракетного двигателя на жидком топливе. Боллей направил их к еще одному аспиранту по имени Фрэнк Малина – математику и инженеру-механику, который писал диссертацию на тему ракетной тяги. Малина проявил интерес к двум энтузиастам, и вскоре они стали друзьями. Втроем они подали документы на получение финансирования от Калтеха, умолчав о том, что их конечной целью была разработка ракет для космических исследований: они понимали, что большая часть научного истеблишмента на тот момент считала подобные идеи научной фантастикой. Им удалось убедить научного руководителя Малины Теодора фон Кармана в перспективности своего предложения, и он разрешил им работать под патронажем университетской Авиационной лаборатории Гуггенхайма (GALCIT). Друзья назвали себя Группой ракетных исследований GALCIT. Великая депрессия не позволила фон Карману обеспечить им финансирование, но они получили доступ к спецоборудованию Калтеха.

Парсонс (в темной куртке) и его коллеги из GALCIT в каньоне Арройо Секо на Хэллоуин 1936 года. С этого эксперимента началась деятельность Лаборатории реактивного движения.

Парсонс отвечал в группе за химическую часть, Форман – за механику, а Малина – за теорию технической стороны вопроса. В 1968 году Малина писал, что самоучке Парсонсу «недостает муштровки формального высшего образования, [но] он обладает незашоренным и плодовитым воображением». Парсонс и Форман, которые не получили академического образования, но, по словам Джоффри А. Лэндиса, «рвались тут же проверить любую идею, какая только придет им в голову», представляли собой яркий контраст с Малиной, который настаивал на необходимости научного подхода, ссылаясь на фон Кармана. Лэндис писал, что их творческая активность побуждала Малину развернуться в сторону строительства реальных ракетных двигателей, а не просто решать уравнения на листе бумаги». Группа строилась на принципах равенства: Малина обучал друзей научному подходу, а они делились с ним знанием практических вопросов ракетостроения. Помимо работы, они часто проводили время вместе за курением травы и выпивкой, а Парсонс и Малина начали на пару писать полуавтобиографический научно-фантастический сценарий, который хотели предложить потом Голливуду.

На танцах в местной церкви Парсонс познакомился с Хелен Нортруп и в июле 1934 года сделал ей предложение. Хелен согласилась, и в апреле 1935 года они обвенчались в церкви Литтл Черч оф Флауэрс, расположенной в Форест-Лауне (Глендейл), после чего отправились в короткое свадебное путешествие в Сан-Диего. Молодые супруги переехали в дом на Саут-Террас драйв в Пасадене, а Парсонс устроился работать на завод компании по производству взрывчатых веществ «Галифакс Паудер Компани». К большому огорчению Хелен, большая часть зарплаты Парсонса уходила на финансирование Группы ракетных исследований GALCIT. Для дополнительного заработка Парсонс готовил нитроглицерин на передней площадке своего дома, оборудованной под домашнюю лабораторию. Он часто просил денег в долг у родителей жены, а в какой-то момент даже заложил в ломбард помолвочное кольцо Хелен.

Члены группы GALCIT в каньоне Арройо Секо, ноябрь 1936 года. Слева направо: Рудольф Шотт, АМО Смит, Фрэнк Малина, Эд Форман и Джек Парсонс.

Малина рассказывал, что «Парсонс и Форман не были в восторге от упрощенной программы, которая не предусматривала даже запуска моделей ракет». Тем не менее, группе удалось достичь согласия в том, чтобы сначала разработать действующий статический ракетный двигатель, а уже потом заняться более сложными исследованиями. Они связались с пионером в области ракет на жидком топливе Робертом Г. Годдардом, и он пригласил Малину к себе в Розуэлл, Нью-Мексико. Однако Годдарда не интересовало сотрудничество: он не спешил делиться результатами своих исследований, а за работу в ракетостроении со всех сторон подвергался насмешкам. Вместо этого ими заинтересовалась группа студентов магистратуры Аполло М.О. (АМО) Смит, Карлос К. Вуд, Марк Мьюр Миллс, Фред С. Миллер, Уильям Рокфеллер и Рудольф Шотт. Шотт отвечал за перевозку оборудования на своем пикапе. Первые испытания двигателя на жидком топливе состоялись в 1936 году в ночь Хеллоуина неподалеку от щитовой плотины Девилз в Арройо Секо.

Первые три попытки поджечь ракету провалились. На четвертой попытке кислородопровод внезапно воспламенился, и огонь пошел на группу, подвергнув испытателей опасности, однако они сочли инцидент полезным опытом. Испытания продолжались до самого конца 1936 года. После успешного завершения последнего испытания в январе 1937 года фон Карман разрешил им продемонстрировать свои предстоящие эксперименты на эксклюзивном испытательном полигоне университета.

Парсонс в 1938 году с репликой бомбы, заложенной в автомобиль Гарри Реймонда (снимок, сделанный в ходе судебного процесса над капитаном Эрлом Кинеттом).

В апреле 1937 года к группе присоединился математик из Калтеха, гражданин Китая Цянь Сюэсэнь. Спустя еще несколько месяцев в группу вошел Уэлд Арнольд, лаборант Калтеха, который был официальным фотографом группы. Фотографом его сделали в основном потому, что он внес пожертвование от имени анонимного благотворителя. Группа приобрела известность на территории университета, получив прозвище «Отряд самоубийц»: некоторые ее эксперименты были по-настоящему опасны и привлекали внимание местной прессы. Сам Парсонс стал еще более популярной медиаперсоной, выступив в качестве эксперта по взрывчатым веществам в судебном процессе над капитаном Эрлом Кинеттом, начальником уголовной полиции Лос- Анджелеса, который обвинялся в организации заговора по подрыву автомобиля частного детектива Гарри Реймонда. Реймонд был ранее уволен из Департамента полиции Лос-Анджелеса за то, что раскрыл информацию о фактах коррупции в полицейской среде. Кинетт был признан виновным в преступлении в большой степени благодаря показаниям Парсонса, которые включали в себя судебную реконструкцию бомбы, заложенной в машину, и ее подрыв. После этого дела Парсонс получил в глазах общественности признание как научный эксперт, несмотря на отсутствие высшего образования. Параллельно с работой в Калтехе Парсонс поступил на вечерние курсы по химии в Южно-Калифорнийском университете, но нагрузка в GALCIT не давала ему возможности регулярно посещать занятия, поэтому курсы он закончил с весьма скромными оценками.

К началу 1938 года статический ракетный двигатель, который в первый раз сгорел всего за три секунды, уже мог работать дольше минуты. В мае того же года Парсонсы получили приглашение от Форреста Дж. Аккермана на лекцию о его работе в области ракетостроения. Лекция проходила в Четвертом отделе Лиги научной фантастики Лос-Анджелеса (LASFL). Парсонс не был членом общества, но периодически посещал их встречи. На одной из таких встреч он однажды перекинулся словом с юным Рэем Бредбери. Между тем, в группу пришел еще один ученый, Сидни Вайнбаум –— еврейский беженец из Европы и открытый марксист. Он подбил Парсонса, Малину и Цяня на организацию в Калтехе тайной коммунистической дискуссионной группы, которая стала известна как Профессиональная ячейка 122 Коммунистической партии Пасадены. Несмотря на левые взгляды и членство в Американском союзе защиты гражданских свобод (ACLU), Парсонс отказался от вступления в Коммунистическую партию США, что разрушило его дружбу с Вайнбаумом. Кроме этого, необходимость уделять основное внимание зарабатыванию денег на жизнь привела к тому, что постепенно группу покинули почти все участники, и к концу 1938 года в ней остались только трое основателей.

Под знаменем Телемы: развитие технологии JATO и создание «Аэроджета»: 1939–42 гг.

В январе 1939 года друзья четы Парсонсов, брат и сестра Джон и Фрэнсис Бакстеры, пригласили Джека и Хелен на Гностическую мессу в Церковь Телемы, расположенную на бульваре Вайнона в Голливуде. В числе служителей церкви были голливудский актер Джон Кэррадайн и гей-активист Гарри Хей. К этому времени Парсонс уже слышал об основателе и Внешнем Главе Ордена Восточных Тамплиеров (Ordo Templi Orientis, или O.T.O.) Алистере Кроули, а после того, как прочел публикацию Кроули «Konx Om Pax» (1907), был заинтригован еще больше. На мессе он познакомился с активными участниками церкви Региной Каль, Джейн Вулф и Уилфредом Талботом Смитом.

Испытывая к Смиту одновременно «и отталкивание, и притяжение», Парсонс все же продолжал периодически посещать мероприятия Церкви и читать работы Кроули, которые все больше его увлекали. Вслед за Парсонсом и его жена Хелен тоже познакомилась с работами Кроули. В конечном итоге, Парсонс пришел к вере в реальность магии Телемы и в то, что ее действие вполне объяснимо с точки зрения квантовой физики. Он пытался увлечь Телемой и приглашал на Гностические мессы своих друзей и знакомых, таких как писатели Джек Уильямсон и Клив Картмилл, но без особого успеха. Гораздо больше ему повезло с Грейди Луисом Макмертри, который в то время был студентом Калтеха и его другом. Заинтересовались Телемой и невеста Макмертри Клер Палмер, а также сестра Хелен Сара (или Бетти) Нортруп.

В феврале 1941 года Джек и Хелен стали членами Ложи «Агапе» (бывшей Церкви Телемы). Парсонс взял телемитский девиз «Thelema Obtenteum Proedero Amoris Nuptiae», использовав некорректный перевод на латынь фразы «Утверждение Телемы через ритуалы любви». Аббревиатура девиза T.O.P.A.N. также могла рассматриваться как отсылка к Пану. Кроме того, согласно каббалистической нумерологии (гематрии), аббревиатура соответствовала числу 210 – этим числом Парсонс (или Брат T.O.P.A.N.) часто подписывал свои письма, адресованные братьям-телемитам. Его жена Хелен взяла магическое имя «Сестра Гримо». Комментируя ошибки Парсонса в переводе девиза на латынь, Кроули пошутил: «Девиз, упомянутый вами, исполнен языком, превышающим пределы моего понимания».

Смит писал Кроули о Парсонсе как о замечательном человеке: «У него великолепный ум и гораздо более развитый интеллект, чем у меня… Джей-Пи будет чрезвычайно полезен». В свою очередь, Джейн Вульф писала представителю О.Т.О. Карлу Гермеру, что Парсонс -— «человек высшего ранга… по существу, кроулианского уровня знаний». Вульф даже рассматривала Парсонса в качестве возможного преемника Кроули на посту Внешнего Главы Ордена. Кроули был согласен с высокими оценками телемитов. Так, в письме Смиту он писал: «Парсонс – самый ценный член Ордена, без исключений!».

Между тем, по предложению фон Кармана, Фрэнк Малина обратился в Комитет Национальной академии наук США по исследованиям в области армейской авиации с просьбой о финансировании их исследования, которое они называли реактивным движением: они выбрали этот термин, чтобы избежать ярлыков, которыми успела обрасти тема ракетостроения. Военные заинтересовались реактивной тягой как способом быстро поднимать самолеты в воздух там, где не было достаточно места для разгона по полноценной взлетно-посадочной полосе. Группа ракетных исследований получила тысячу долларов США на подготовку предложения по технико-экономическому обоснованию технологии взлета летательных аппаратов с помощью реактивного ускорителя (JATO) к июню 1939 года. Таким образом, Парсонс и его команда стали первой группой ракетных исследований, утвержденной правительством США.

С момента основания в 1934 году они проводили эксперименты только с моделями многоступенчатых ракет с пороховым реактивным двигателем. В документе, направленном в Американский институт аэронавтики и астронавтики (AIAA), Парсонс отмечал, что скорость этих ракет достигала 4 875 миль в час, или почти 7 846 км/ч. Таким образом, это демонстрировало потенциальную эффективность твердого топлива по сравнению с жидкими видами топлива, которым ранее отдавали предпочтение такие исследователи, как Годдард. На этой волне Калтех и Группа GALCIT получили от AIAA еще один грант на десять тысяч долларов для продолжения ракетных исследований.

Четверть полученного финансирования ушла на ремонт помещений Калтеха, пострадавших в результате их экспериментов. Тем не менее, в июне 1940 года группа представила в Национальную академию наук США отчет, в котором привела технико-экономическое обоснование проекта по развитию технологии JATO, запросив для дальнейшей работы уже сто тысяч долларов, и получила двадцать две тысячи. Недовольные разрушениями и грохотом сотрудники Калтеха настаивали на том, чтобы группа, которая теперь называлась «Проект № 1 Группы ракетных исследований Авиационной лаборатории Гуггенхайма (GALCIT)», отправилась обратно на полигон в Арройо Секо в проржавевшие невентилируемые укрытия, которые служили им одновременно и полигоном, и офисом. Именно здесь в 1943 году была создана Лаборатория реактивного движения (JPL).

Инженерная команда JATO в ходе испытаний твердого топлива для реактивных двигателей, январь 1940 года. Парсонс (крайний слева), Кларк Блэнчард Милликен, Мартин Саммерфилд, Теодор фон Карман, Фрэнк Малина и летчик, капитан Гомер Буши..

В 1940 году ракетные эксперименты Парсонса и Формана стали темой номера «Популярной механики» — в статье друзья обсуждали будущее ракет и возможность выйти за пределы земной атмосферы на околоземную орбиту и даже долететь до Луны.

В рамках работы над проектом JATO к команде присоединился математик из Калтеха Мартин Саммерфилд. Восемнадцать рабочих были предоставлены Управлением общественных работ США. ФБР, настаивая на секретности операции, ограничило участие в проекте иностранных граждан и политических экстремистов. По этой причине Цянь Сюэсэнь не смог вернуться в проект. Сотрудников ФБР устраивало то, что Парсонс не был марксистом, но у них появились вопросы после того, как телемит Пол Секлер в состоянии алкогольного опьянения угнал автомобиль, угрожая пистолетом, который принадлежал Парсонсу. Секлер получил за это два года тюрьмы.

Первые в Америке успешные испытания моноплана, оснащенного реактивным двигателем на твердом топливе, 12 августа 1941 года.

Группа Парсонса должна была найти замену пороховому ракетному двигателю: эта смесь была нестабильной, что приводило к частым взрывам, наносившим ущерб военно-воздушной технике. Твердое топливо JATO, изобретенное Парсонсом, состояло из амидов, кукурузного крахмала и аммиачной селитры, которые смешивались и удерживались вместе с помощью клея и промокательной бумаги. Кодовое название GALCIT-27 означало, что до этой версии уже было двадцать шесть изобретений. В конце июля 1941 года состоялись первые испытания JATO на легком моноплане «ERCO Ercoupe», но, несмотря на все усилия, реактивная установка часто взрывалась и повреждала моноплан. Парсонс предположил, что причиной взрывов было то, что аммиачная селитра, постояв ночь перед испытаниями, приходила в химический дисбаланс и становилась легковоспламеняемой из-за температурных колебаний, поэтому Парсонс и Малина придумали способ добавлять топливо в технику непосредственно перед испытаниями, то есть, рано утром. Для этого им пришлось пожертвовать сном. 21 августа 1941 года испытания прошли успешно: пилоту моноплана Гомеру Дж. Буши младшему удалось сократить длину разбега на 30%, хотя один из двигателей все же частично взорвался. В последующие недели было проведено еще 62 испытания, и Национальная академия наук США увеличила грант до 125 000 долларов США.

Команда проекта №1 GALCIT в ходе испытаний твердого топлива. Слева направо: Фред С. Миллер, Джек Парсонс, Эд Форман, Фрэнк Малина, капитан Гомер Буши, рядовой Кобе и капрал Р. Гамильтон..

В начале 1942 года военные заказали летные испытания на жидком, а не на твердом топливе. После вступления Штатов во Вторую мировую войну в декабре 1941 года Группе стало ясно, что, если они в скором времени не представят военным эффективную технологию взлета летательных аппаратов с помощью реактивного ускорителя, их всех отправят на фронт. Кроме того, Парсонс, Форман и Малина рассматривали поддержку борьбы с нацистской Германией и гитлеровской коалицией как свой моральный долг. Сосредоточившись на задаче, Парсонс, Саммерфилд и их команда GALCIT нашли удачный вариант соединения бензина с красной дымящей азотной кислотой в качестве окислителя, эффективно заменив ею жидкий кислород. Идея такой замены принадлежала Парсонсу. Испытания этого топлива закончились еще одним взрывом, разнесшим стены укрытия, и лишь по чудесной случайности никто из испытателей не пострадал.

Малина решил проблему, заменив бензин анилином, и пробный запуск самолета А-20А («Бостон»), оборудованного реактивным двигателем JATO, в пустыне Мохаве прошли успешно, а длина разбега сократилась еще на 30%. Воодушевленная успехом, Группа решила изготовить 60 реактивных двигателей JATO для продажи Авиакорпусу Армии США. С этой целью в марте 1942 года они организовали инженерную корпорацию «Аэроджет». Пригласив в качестве инженера Амо Смита, Парсонс, Форман, Малина, фон Карман и Саммерфилд вложили в дело по 250 долларов каждый. Проект «Аэроджет» носил коммерческий характер, обеспечивая своими технологиями военные нужды, но основатели не теряли надежды на то, что в конечном итоге ракеты можно будет использовать для мирного освоения космоса.

Парсонс, стоящий над цистерной JATO, июнь 1943 года.

Несмотря на успех испытаний, Парсонс продолжал работать над усовершенствованием состава топлива для реактивного двигателя. Малина вспоминал, что идея использовать асфальт в качестве основы для ракетного топлива пришла Парсонсу в связи с «греческим огнем», который применялся в Средневековье. Известное как GALCIT-53, новое топливо оказалось значительно более стабильным, чем все более ранние версии Группы: оно обеспечивало на 427% более мощную реактивную тягу, чем GALCIT-27. Биограф Парсонса Джон Картер писал, что этот факт создал прецедент, который «изменил будущее ракетной технологии»: термопластичный битумный материал выдерживал любой климат, что означало возможность наладить массовое производство, бессрочное хранение и преобразование компонентов твердого топлива в безопасную и жизнеспособную форму ракетного двигателя.

Пластифицированные версии разработанного Парсонсом твердого топлива, изобретенные Чарльзом Бартли из Лаборатории реактивного движения JPL, позднее были использованы НАСА в боковых ускорителях многоразовых космических кораблей Спейс шаттл, а также Стратегическим командованием ВВС США в межконтинентальных баллистических ракетах Поларис, Посейдон и Минитмен.

Создание «JPL» и руководство Ложей «Агапе»: 1942-1944

Первые два контракта на ракетные двигатели на твердом топливе «Аэроджет» заключил с Бюро аэронавтики и военной базой Уилбур Райт ВМС США. К концу 1943 года Авиакорпус заказал у «Аэроджета» две тысячи реактивных двигателей JATO на сумму 256 000 долларов США. Несмотря на резко взлетевшие обороты, компания продолжала работать неофициально и в связке с проектом GALCIT. Как представитель «Аэроджета» Парсонс получил возможность более активно ездить по стране и встречаться с другими энтузиастами ракетостроения. В Нью-Йорке он познакомился с Главой О.Т.О. в Северной Америке Карлом Гермером, а в Вашингтоне (округ Колумбия) – с поэтом-лауреатом США Джозефом Аусландером, через которого передал в дар Библиотеке Конгресса несколько поэтических сборников Алистера Кроули. Он стал постоянным участником литературного кружка «Маньяна», который собирался в доме у друга Парсонса писателя Роберта А. Хайнлайна в Лос-Анджелесе. Здесь он общался с писателями-фантастами и другими литературными деятелями в области научной фантастики.

В июне 1941 года жена Парсонса Хелен на какое-то время уехала, и Парсонс увлекся ее семнадцатилетней сестрой Сарой. Когда Хелен вернулась домой, Сара заявила, что теперь она жена Парсонса, тот же, в свою очередь, признал, что Сара привлекает его в сексуальном плане гораздо больше, чем Хелен. В смятении от произошедшего Хелен нашла утешение в объятиях Уилфреда Т. Смита. Их отношения продлились до конца жизни Смита, и все четверо остались друзьями.

Позднее обе пары, а также еще несколько членов О.Т.О., часть из которых была с детьми, съехались в один дом по адресу Саут-Орандж-Гроув-авеню, 1003. Это был особняк, выдержанный в стиле американского Движения искусств и ремесел. Все жильцы дома должны были скидываться на ежемесячную ренту в сумме 100 долларов США. Новое место заменило собой дом на бульваре Вайнона, где располагалась ложа «Агапе». Члены коммуны держали собственный скотный двор для обеспечения себя мясом и ритуальной кровью. Парсонс оформил свою новую комнату изображением Стелы Откровения, статуэткой Пана и личной коллекцией мечей и кинжалов. Гараж и прачечную он переоборудовал под химическую лабораторию, а на кухне часто проводил дискуссионные вечера на тему научной фантастики. В саду, который занимал 25 акров (более 10 гектар), он развлекал детей охотой на фей.


Я Дон Кихот, мой хлеб — пейот,
Морфин, кокаин и угар.
Ни дня не горюя, безумьем горю я —
И в мыслях, и в чувствах пожар.

(Отрывок из стихотворения без названия, опубликованного в журнале Парсонса «Орифламма»)

Несмотря на разногласия, возникавшие между членами коммуны, Парсонс оставался верен Телеме. Почти всю свою зарплату он отдавал в Орден, параллельно занимаясь активными поисками новых кандидатов и через Карла Гермера оказывая финансовую поддержку Алистеру Кроули в Лондоне. Увлеченность Парсонса делами ложи вскоре начала оказывать влияние на его профессиональную жизнь. После ночных мероприятий он стал часто приходить в «Аэроджет» с похмелья и не выспавшись. Коллеги, которых он тоже зазывал в ложу, все больше раздражались, уже не считая его увлеченность оккультизмом безобидной эксцентричностью. «Милейший сумасброд», каким он был для фон Кармана, любил декламировать стихотворение Кроули «Гимн Пану», впадая при этом в настоящий экстаз, и часто делал это на вечеринках на радость присутствующим. Однако недовольство среди его профессионального окружения росло, и вскоре ложа «Агапе» стала объектом пристального внимания полицейского управления Пасадены и ФБР.

Обе организации получили заявления с жалобами на «черномагический культ», проводящий сексуальные оргии. Одним из заявителей оказался шестнадцатилетний подросток, который утверждал, что был изнасилован членами ложи. Соседи сообщили, что видели ритуал, во время которого обнаженная беременная женщина прыгала через костер. Парсонс объяснил, что ложа – это просто «организация, предназначенная для обсуждения религиозных и философских вопросов». Представители власти не нашли доказательств незаконной деятельности и пришли к заключению, что ложа не представляет угрозы для национальной безопасности.

Парсонс тем временем перешел с алкоголя и марихуаны на регулярное употребление кокаина, амфетаминов, пейота, мескалина и опиатов. Он занимался сексом со многими женщинами, в том числе и с невестой Макмертри Клер. После того как Парсонс оплатил ей аборт, Макмертри наконец возмутился, и дружбе их настал конец.

Кроули и Гермер хотели убрать Смита с поста главы «Агапе», полагая, что он дурно влияет на членов ложи. Парсонс и Хелен пытались защитить своего наставника, но Гермер велел Парсонсу не вмешиваться и назначил его временным главой ложи. Не всем ветеранам ложи нравилась сексуальная раскрепощенность Парсонса, которую они считали неумеренной и подрывающей религиозные устои, но его вдохновенные речи на собраниях ложи обеспечивали ему популярность у большинства последователей.

В скором времени Парсонс основал телемитский журнал «Орифламма», в котором печатал стихи собственного сочинения. Кроули не был в восторге, в особенности от того, что Парсонс описывал употребление наркотиков, и проект был очень быстро положен на полку. В апреле Хелен родила от Смита сына, которому дали имя Квен Ланвал Парсонс. В мае Смит, Хелен и Квен переехали в двухкомнатную лачугу в Радужной долине. А в это время в Англии Кроули анализировал натальную карту Смита, в результате чего пришел к заключению, что Смит является воплощением некоего бога. Смит скептически отнесся к этой информации, понимая, что этот анализ Кроули сделал, по всей видимости, для того, чтобы Смит уступил Парсонсу свое место в ложе «Агапе», отправившись в магическое уединение. Отказавшись принимать приказы от Гермера, Смит вышел из О.Т.О. Парсонс, который в этом конфликте оставался Смиту другом и сочувствовал ему, будучи и сам сыт по горло «чудовищным самомнением, дурновкусием, ошибочными суждениями и педантизмом» Кроули, приостановил деятельность ложи и снял с себя полномочия ее главы. Впрочем, получив примирительное письмо от Кроули, он взял свое решение обратно.

К середине 1943 года бюджет «Аэроджета» составлял уже 650 000 долларов США. После того как США стало известно о создании фашистской Германией баллистической ракеты дальнего действия Фау-2, военные прислушались к рекомендациям фон Кармана, основанным на информации Британской разведки, и дали новый толчок собственным ракетным разработкам, выдав Группе три миллиона долларов США для создания оружия на ракетной базе. Группа расширила свой состав и была переименована в Лабораторию реактивного движения (JPL). К этому моменту заказы ВМС у «Аэроджета» составляли двадцать тысяч реактивных двигателей в месяц, и в декабре 1944 года Хейли предложил компании продать 51% своих акций компании по производству автомобильных шин «Дженерал Тайр энд Раббер», чтобы справиться с возросшим спросом. Сотрудники компании и выходцы из Калтеха, включая Малину и Саммерфилда, с радостью согласились на сделку, но при условии, что Парсонс и Форман уйдут – причиной тому была их якобы дискредитирующая компанию оккультная деятельность.

Историк Эрик М. Конвей, изучавший архивы JPL, предложил еще одно, более приземленное, объяснение увольнения Парсонса: он «хотел продолжать работать так же, как делал это на своем заднем дворе: по наитию и наплевав на безопасность». Парсонс и Форман восприняли известие равнодушно, невозмутимо сообщив Хейли, что предсказывают упадок ракетной индустрии после войны. Хейли убедил их продать свою часть акций, и в результате Парсонс ушел из компании с одиннадцатью тысячами долларов. На эти деньги он купил участок земли под домом № 1003, который впоследствии получил прозвище «дом Парсонса», по аналогии с «домом пастора».

Рон Хаббард и Работа Бабалон: 1945–46 гг.

Уйдя из JPL, Парсонс и Форман организовали инженерную компанию «Ad Astra», под эгидой которой Парсонс создал компанию по производству химикатов «Вулкан Паудер». Агенты службы безопасности «Проекта Манхэттен» узнали, что Парсонс с Форманом где-то раздобыли химикат, применявшийся в сверхсекретном проекте для производства материала под кодовым названием «металл икс» (природный уран), и, подозревая шпионаж, сообщили об этом в ФБР. Однако подозрения не подтвердились.

Парсонс попросил у Хелен развод. Он продолжал финансово поддерживать Смита и Хелен и, игнорируя приказы Кроули, приглашал их вернуться после окончания магического уединения обратно в «дом Парсонса». Он продолжал проводить в доме мероприятия О.Т.О., но начал сдавать комнаты и тем, кто не имел отношения к Телеме. Его выбор постояльцев вызывал у жителей Пасадены неоднозначные чувства. В статье, напечатанной одним из оккультных фэнзинов 1962 года, Элва Роджерс, одна из обитательниц «дома Парсонса», утверждала что «в рекламных объявлениях, которые Джек размещал в местной газете, подчеркивалось, что обращаться по поводу комнат могут только богемные персонажи, артисты, музыканты, атеисты, анархисты и другие экзотические типы — серым душонкам будет отказано безо всяких церемоний».

Вскоре в доме Парсонса появился писатель-фантаст и офицер ВМС США Л. Рон Хаббард, ставший Парсонсу близким другом. Парсонс писал Кроули, что «хотя у Хаббарда нет формального образования в магии, он обладает чрезвычайно большим опытом и пониманием темы. Судя по некоторым его переживаниям, я полагаю, что у него прямой контакт с высшим разумом, возможно, с Ангелом-Хранителем. … Он самый большой телемит из всех, кого я когда-либо встречал, и живет в полном согласии с нашими принципами».

Следуя полиандрической сексуальной морали О.Т.О., Парсонс и Сара находились в свободных отношениях, и вскоре Сара уже была влюблена в Хаббарда. Парсонс старался подавить в себе ревность. Желая найти себе новую партнершу с помощью оккультных практик, он занялся черномагическими операциями. Это вызвало тревогу у членов О.Т.О.: они не хотели проблем с беспокойными духами, которых он мог вызвать. Джейн Вульф писала Кроули: «Наш Джек влюблен в колдовство, в вуду. Он с самого начала хотел кого-нибудь вызвать – и, сдается мне, неважно, кого, главное – результат». Парсонс говорил членам коммуны, что он наполняет скульптуры в доме магической энергией, чтобы потом продавать их знакомым оккультистам. Он рассказывал о паранормальных явлениях в доме, происходивших после ритуалов: полтергейсте, появлении летающих шаров и призраков, воздействии на погоду алхимии и сильфов, а также бестелесных голосах. Говорили, что один из ритуалов даже привлек к дому кричащих банши – этот случай произвел на Формана неизгладимое впечатление.

В декабре 1945 года Парсонс начал серию ритуалов, основанных на енохианской магии. Во время этих ритуалов он мастурбировал на магические таблички под Второй концерт для скрипки с оркестром С.С. Прокофьева. Эту магическую операцию он назвал Работой Бабалон и надеялся, что она приведет к воплощению телемической богини Бабалон на Земле. Он позволил Хаббарду участвовать в ритуале в качестве писца, поскольку был убежден в его способности замечать тончайшие магические феномены. По словам Ричарда Мецгера, «Парсонс мастурбировал во имя духовного роста», а Хаббард «сканировал астральный план на предмет знаков и видений».

Марджори Камерон

Завершающий ритуал прошел в пустыне Мохаве в конце февраля 1946 года. Во время ритуала Парсонс неожиданно решил, что его работа окончена. Вернувшись в дом, он обнаружил у себя гостью: безработную художницу-иллюстратора Марджори Камерон, ранее бывшую резервисткой ВМС США. Убежденный, что она и есть вызванный им «элементаль» и воплощение Бабалон, в начале марта Парсонс вместе с Камерон приступил к серии ритуалов сексуальной магии. Она стала его «Багряной Женой», Хаббард же продолжал участвовать в ритуалах в качестве писца. В отличие от других обитателей дома, Камерон поначалу была не в курсе магических намерений Парсонса: «Я ничего не знала об О.Т.О., я не знала, что они меня вызывали, я не знала ничего, но весь дом об этом знал. Все внимательно наблюдали за тем, что происходит». Несмотря на свое неведение и скептическое отношение к магии Парсонса, Камерон рассказала ему о том, что наблюдала НЛО, и Парсонс сделал секретную запись о том, что это явление было манифестацией Бабалон.

Под влиянием романа Кроули «Лунное дитя» Парсонс и Хаббард решили создать «магического ребенка» через непорочное зачатие, имея в виду, что ребенок, который родится где-нибудь на Земле спустя девять месяцев после завершения работы, станет мессией Телемы и воплощением Бабалон. Согласно Мецгеру, целью Работы Бабалон была «дерзновенная попытка сокрушить границы пространства и времени», приблизив наступление Эона Хора. Во время отъезда Камерон в Нью-Йорк Парсонс удалился в пустыню, где, по его убеждению, сверхъестественная сущность надиктовала ему посредством автоматического письма текст «Liber 49». Этот текст он назвал четвертой главой телемической «Книги Закона» и включил в новый священный текст, который назвал «Книгой Бабалон». Кроули был весьма озадачен и изумлен этой дерзостью. В письме Гермеру он писал: «Как подумаю об идиотизме этих болванов, так сразу выхожу из себя!»

Посчитав Работу Бабалон завершенной, Парсонс продал «дом Парсонса» застройщикам за 25 000 долларов США при условии, что они с Камерон останутся жить во флигеле. Управление ложей «Агапе» он передал Рою Леффингуэллу, которому и предстояло решить, где в дальнейшем ложа будет проводить свои ритуалы.

Совместно с Хаббардом и Сарой Парсонс создал компанию «Эллайд Энтерпрайзез», лично вложив в нее собственные сбережения в сумме 20 970 долларов США. Хаббард предложил на эти деньги отправиться в Майами и купить там три яхты, которые затем можно было перегнать через Панамский канал на Западное побережье и там перепродать с выгодой. Парсонс согласился, хотя многие его отговаривали. Хаббард втайне от него запросил у ВМС США разрешение на выход в Китай, а также в Южную и Центральную Америку для «сбора литературного материала». На самом деле в его планах было целое кругосветное путешествие. В результате обмана со стороны Хаббарда Парсонс остался без гроша. Узнав о том, что Хаббард и Сара отправились в Майами, прихватив десять тысяч долларов, он пришел в ярость. Он подозревал, что его обвели вокруг пальца, но телефонный звонок Хаббарда успокоил его на время. Однако, когда Кроули отозвался о Парсонсе в телеграмме Гермеру как о «слабаке» и «жертве очевидного надувательства со стороны Хаббарда и Сары», он передумал и полетел в Майами, где оформил временный запрет на их действия и распоряжение об их задержании. Настигнув их в порту Каунти-Козвэй, он обнаружил, что парочка, как и планировала, приобрела три яхты. Они пытались сбежать на одной из них, но внезапный шквальный ветер заставил их вернуться в порт. Парсонс был убежден, что это он заставил их повернуть к берегу совершенным им Малым изгоняющим ритуалом пентаграммы, в который он включил инвокацию Барцабеля, карающего духа Марса, использовав астрологические и геомантические знаки.

Компания «Эллайд Энтерпрайзез» была распущена, а Хаббард получил судебное предписание о возмещении Парсонсу похищенных средств. Однако в дело вмешалась Сара и пригрозила Парсонсу подать на него в суд за растление малолетних, поскольку их сексуальные отношения начались, когда Саре еще не исполнилось 18 лет. В итоге Парсонс получил обратно только 2 900 долларов США. Хаббард, уже состоявший на тот момент в браке с Маргарет Грабб, заключил с Сарой второй брак, став двоеженцем. Впоследствии он основал собственное эзотерическое движение — школу дианетики и сайентологии.

Вернувшись в Калифорнию, Парсонс завершил дела, связанные с продажей дома, который был впоследствии снесен, и вышел из О.Т.О. В своем письме Кроули он написал, что не верит в то, что «такая авторитарная организация как [O.T.O.] может быть истинным и верным посредником для выражения и обретения Телемы».

Работа на Израиль и обвинения в шпионаже: 1946–52

Парсонс получил работу в аэрокосмической компании «Северо-Американская авиация» (NAA) в Инглвуде на проекте «SM-64 Навахо» по разработке сверхзвуковой межконтинентальной крылатой ракеты. Вместе с Камерон он переехал в дом в Манхэттен-Бич, Калифорния. Здесь Парсонс обучал Камерон оккультным и эзотерическим наукам. Когда с Камерон стали происходить каталептические припадки, Парсонс снабдил ее книгами об астральной проекции, предположив, что она может воспользоваться ими для выхода из тела. 19 октября 1946 года, через четыре дня после получения развода от Хелен, Парсонс вступил в брак с Камерон, пригласив в свидетели Формана.

Авторитет Парсонса в ракетной индустрии оставался высоким: его приглашали в качестве эксперта на многочисленные судебные дела и расследования взрывов полицией и артиллерийско-технической службой Сухопутных войск США. В мае 1947 года он выступил с докладом в Тихоокеанском ракетном обществе, в котором сказал, что в будущем ракеты смогут доставлять людей на Луну. Несмотря на разрыв с О.Т.О. и продажу большей части библиотеки, состоявшей из книг Кроули, Парсонс продолжал поддерживать с ним переписку до самой смерти Кроули в декабре 1947 года.

Во времена Холодной войны, когда в США господствовала идеология «красной угрозы», Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности начала преследовать людей, сочувствовавших коммунизму. Многие из бывших коллег Парсонса были лишены допуска к секретным материалам и работы. В конце концов, ФБР лишило допуска и Парсонса по причине его «диверсионного» характера, в том числе, и из-за его прошлой деятельности в О.Т.О. Рассекреченные впоследствии документы ФБР свидетельствовали, что главной причиной преследования Парсонса были его прошлые связи с марксистами в Калтехе и членство в «диверсионном» же Американском союзе защиты гражданских свобод.

На допросе Парсонс отрицал свою причастность к коммунистам, но сообщил об «экстремистских коммунистических взглядах» Вайнбаума и участии Фрэнка Малины в коммунистической ячейке Вайнбаума в Калтехе, в результате чего Малина был лишен доступа к секретным документам, а Вайнбаум арестован за дачу ложных показаний под присягой, поскольку ранее отрицал всяческую связь с коммунистическими организациями.

По совету фон Кармана, Парсонс начал поиски работы в ракетной промышленности за рубежом. Для того, чтобы повысить свои шансы на трудоустройство, он записался на вечерние курсы высшей математики в Университет Южной Калифорнии. Из-за пропусков он не смог закончить курс и вернулся к нелегальному изготовлению и продаже нитроглицерина. Параллельно он работал автомехаником, рабочим на бензоколонке и санитаром в больнице. На два года ему удалось устроиться в преподавательский состав факультета фармакологии Университета Южной Калифорнии. Отношения с Камерон становились все более натянутыми. Они решили на время расстаться, и Камерон уехала в Мексику, где присоединилась к коммуне художников.

Не имея возможности заниматься наукой, оставшись без жены и друзей, Парсонс решил вернуться к оккультизму и затеял серию сексуально-магических операций, для участия в которых привлекал проституток. Целью его операций было пересечение Бездны для соединения с вселенским сознанием и достижения степени Мастера Храма, вольно следуя ритуальной практике телемитского ордена A.'.A.'..

Парсонс описал свой внетелесный опыт, связанный с Бабалон, которая астрально перенесла его в библейский град Хоразин. Этот опыт он назвал «Черным паломничеством». Помимо принесения Клятвы Бездны, Парсонс принес собственную «клятву Антихриста» в присутствии Уилфреда Талбота Смита. В этой клятве Парсонс заявил о том, что является персонификацией сущности по имени Беларион Армиллус аль-Даджал (Belarion Armillus Al Dajjal), Антихриста, который «пришел исполнить закон Зверя 666 [Алистера Кроули]. Парсонс считал эти клятвы завершением Работы Бабалон. В это время он написал автобиографию в третьем лице под названием «Анализ Мастера Храма» и оккультный текст «Книга Антихриста». В более поздней работе под псевдонимом «Беларион» Парсонс оставил пророчество о том, что в течение девяти лет Бабалон воплотится на Земле и отменит господство авраамических религий.

В это же время Парсонс изложил свою философию и политические взгляды в работе под названием «Свобода – обоюдоострый меч». В этой работе он осуждал авторитаризм, цензуру, коррупцию, расизм и враждебное отношение к сексуальности, которые, по его словам, преобладали в Американском обществе. Ни одна из работ не была опубликована при его жизни.

Джейн Вульф приглашала Парсонса вернуться в развалившийся О.Т.О. и даже приезжала к нему для этого, но безуспешно. Какое-то непродолжительное время Парсонс жил с ирландкой по имени Глэдис Гоэн. Камерон, вернувшись из Мексики и обнаружив измену, устроила ему гневную сцену и уехала обратно. Парсонс же в ответ подал на развод по причине ее «крайней жестокости». В закрытом федеральном суде Парсонс заявил, что нравственная философия Телемы является одновременно антифашистской и антикоммунистической, подчеркнув свою веру в самость человека. Эти заявления и рекомендации бывших коллег по научной работе помогли Парсонсу получить обратно допуск к секретным материалам на основании недостатка доказательств его сочувствия коммунистам. Допуск дал Парсонсу возможность заключить контракт на проектирование и строительство химического завода для военно-промышленной компании «Хьюз Эйркрафт» в Калвер-сити.

Спустя некоторое время Фон Карман свел Парсонса с президентом Южно-калифорнийского отделения общества «Американ Технион» Гербертом Т. Розенфельдом. Это общество представляло собой сионистскую группу, целью которой была поддержка недавно созданного государства Израиль. Розенфельд предложил Парсонсу работу в ракетной программе Израиля и нанял его для подготовки технических отчетов. Из-за разгула идеологии «красной угрозы» в ноябре 1950 года Парсонс по предложению Розенфельда решил эмигрировать в Израиль, но секретарша компании «Хьюз Эйркрафт», которую Парсонс попросил напечатать портфолио с технической документацией, доложила об этом в ФБР. Основанием для обвинения в шпионаже и попытке хищения секретных документов компании были отчеты, которые он должен был предоставить в «Технион». Парсонс был немедленно уволен из «Хьюз Эйркрафт», а сотрудники ФБР заподозрили его в шпионаже в пользу правительства Израиля и занялись заявлением. На допросе Парсонс отрицал все обвинения и настаивал на том, что его намерения были самыми мирными, а сам он пал жертвой ошибочного суждения в процессе подготовки документов. Несмотря на поддержку коллег-ученых и их слова в его защиту, дело приняло неважный оборот, когда сотрудники ФБР допросили Розенфельда о его связи с советскими агентами. Тут же вспомнили об оккультных практиках Парсонса и его свободных сексуальных нравах в «доме Парсонса». Однако в октябре 1951 года федеральный прокурор вынес решение о том, что содержимое отчетов не содержит государственной тайны, признав Парсонса невиновным. Совет по надзору, тем не менее, считал, что его необходимо привлечь к ответственности из-за прежних связей с марксистами и расследований ФБР, и в январе 1952 года Парсонс получил уже постоянный запрет на участие в секретных проектах, что, по сути, закрывало ему все возможности для работы в ракетной промышленности. Для того чтобы зарабатывать на жизнь, Парсонс создал производственную компанию «Парсонс Кемикал» в северном Голливуде, где стал изготавливать пиротехнику и взрывчатку для кинопроизводства с эффектом тумана и имитацией огнестрельных ран. Помимо этого, он вернулся к производству химикатов в компанию «Бермайт Паудер».

В то же время они с Камерон решили дать отношениям еще один шанс и переехали во флигель на Орандж-Гроув авеню. Для работы над своими химическими и пиротехническими проектами Парсонс переоборудовал большую прачечную на первом этаже в домашнюю лабораторию. Там же он готовил домашний абсент и хранил материалы. Комнаты наверху они сдавали внаем и устраивали вечеринки, на которые приходила богемная публика, члены группы литераторов «Бит-поколение» и старые друзья Парсонса: Форман, Малина и Корног. Они собирались и у Эндрю Хейли, который жил на той же улице. Вечеринки часто затягивались до рассвета и привлекали внимание полиции.

Кроме этого, Парсонс организовал новую телемитскую группу, назвав ее «Колдовство» ("the Witchcraft"). Взгляды группы вращались вокруг упрощенной версии Телемы Кроули и собственных пророчеств Парсонса, связанных с Бабалон. Парсонс создал курс по своему учению, который стоил десять долларов. На курсе Парсонс преподавал новую мировоззренческую систему в парадигме Телемы. Система называлась «Гнозис» и представляла собой версию христианского гностицизма. Тогда же Парсонс написал сборник стихотворений «Песни для ведьмы» с иллюстрациями Камерон. Сборник был напечатан в 2014 году.

Смерть: 1952

Парсонс и Камерон съездили на несколько месяцев в Мексику – отчасти отдохнуть, отчасти решить дела с работой: Мексиканское правительство планировало привлечь Парсонса к строительству фабрики по производству взрывчатых веществ. Парсонс надеялся, что эта поездка поможет ему впоследствии перебраться в Израиль, где они с Камерон могли бы осесть и завести полноценную семью. Кроме того, так Парсонс мог бы обойти запрет правительства США на работу в ракетной промышленности: он был уверен, что агенты ФБР следят за ним.

17 июня 1952 года, накануне отъезда, Парсонс получил срочный заказ на взрывчатку для киносъемок и приступил к работе в своей домашней лаборатории. Внезапный взрыв разнес всю нижнюю часть здания, нанеся Парсонсу смертельные повреждения: взрывом ему оторвало правую руку до локтя, ноги и левая рука были переломаны, правая часть лица обезображена. Несмотря на критическое состояние, Парсонс находился в сознании, когда его обнаружили жильцы верхнего этажа. Он даже пытался объясниться с прибывшими сотрудниками скорой помощи, которые немедленно доставили его в больницу Хантингтон Мемориал, где он и скончался спустя тридцать семь минут после взрыва в возрасте 37 лет. Узнав о его смерти, мать Парсонса Рут тут же приняла смертельную дозу барбитуратов. В момент взрыва Камерон была в магазине и, вернувшись, узнала о смерти мужа от репортеров, уже собравшихся на месте происшествия.

«Темный ангел». Рисунок Марджори Камерон, изобразившей Парсонса в облике «Ангела Смерти»

Официальное расследование проводил криминалист полицейского департамента Пасадены Дон Хардинг. Он вынес заключение о том, что Парсонс смешал фульминат ртути в жестяной банке из-под кофе и уронил ее на пол, что вызвало первоначальный взрыв. Затем огонь перекинулся на другие химикаты в помещении, что усугубило ситуацию. Форман счел эту версию правдоподобной, заметив, что у Парсонса часто потели ладони, и он легко мог выронить банку. Однако не все коллеги Парсонса приняли это объяснение, утверждая, что он был очень внимательным в вопросах техники безопасности. Химик-технолог из «Бернайт Паудер» Джордж Сантимерс настаивал на том, что источник взрыва должен был находиться под половицами, подразумевая организованное покушение на Парсонса. Хардинг соглашался с абсурдностью некоторых неувязок, но манеру Парсонса хранить химикаты назвал «преступно халатной», отметив, что он уже и ранее привлекал внимание полиции из-за нелегального хранения химикатов. Кроме того, на месте происшествия он обнаружил шприц с морфином, сделав из этого вывод, что Парсонс мог находиться в состоянии наркотического опьянения. За недостаточностью данных полиция приняла решение закрыть дело, квалифицировав его как смерть от несчастного случая. Джейн Вульф и Уилфред Т. Смит предположили, что Парсонс покончил с собой, утверждая, что в последнее время он находился в депрессии. Были и те, кто подозревал покушение на Парсонса со стороны Говарда Хьюза в отместку за подозрения в краже документов «Хьюз Эйркрафт». Камерон убедила себя, что Парсонс был убит – либо полицейскими в отместку за роль, которую он сыграл в деле Эрла Кинетта, либо антисемитами за его работу на Израиль. Одна из подруг Камерон, художница Рената Друкс, позднее заявила, что, по ее мнению, Парсонс погиб в ритуале, пытаясь создать гомункула. Истинная причина смерти Парсонса так и осталась до конца невыясненной.

Смерть Парсонса вызвала большой резонанс в американских СМИ, попав на первую полосу «Лос-Анджелес Таймс». Первые сообщения отмечали выдающийся вклад Парсонса в развитие ракетной промышленности, обходя вниманием его оккультную практику. Однако спустя несколько дней журналисты узнали о его связи с Телемой, и характер материалов изменился. Тело Парсонса было кремировано в похоронном бюро, где провели частный, закрытый от публики, молебен. Прах Парсонса Камерон развеяла над пустыней Мохаве, после чего большая часть его вещей была предана огню. Позднее Камерон пыталась создать астральную проекцию, чтобы войти в контакт с духом Парсонса. Члены О.Т.О., среди которых были Хелен и Сара, простились с Парсонсом, проведя панихиду, на которой Смит отслужил Гностическую мессу.

Работы Джона Парсонса и книги о нем

  • Джон Картер. Ракета Бабалон. М.: Клуб Касталия. 2015.
  • Спенсер Канса. Звезда полынь: Магическая жизнь Маджори Кэмерон. М.: Клуб Касталия. 2015.
  • Джек Парсонс, Марджори Кэмерон. Песни для колдуньи. М.: Клуб Касталия. 2015.
  • Джек Парсонс: странный ангел. (Джордж Пендел "Странный ангел Джек Парсонс". Песни для колдуньи. Эрик Дэвис. Babalon Rising: колдовское пророчество Джека Парсонса. Ричард Метцгер. Джон Уайтсайд Парсонс: Антихрист Суперстар. Переписка между Джеком Парсонсом и его "Элементалем" Марджори Кэмерон; Ричард Карбоно. Чудо.) тт.1-2. М.: Клуб Касталия. 2018.